Category: энергетика

Category was added automatically. Read all entries about "энергетика".

acantharia

Ленинградская Атомная Электростанция

В качестве подарка на день рождения друзья вписали меня в экскурсию на АЭС. Самую что ни на есть настоящую, действующую - ту самую, которая производит 50% энергии, питающей Питер.

Подумайте: 50%. Это значит, что половина наших холодильников, лампочек, телефонов, компов, поездов метро и прочих полезных в хозяйстве вещей, без которых мы в наш век не мыслим своего существования, запитана от этого объекта.

До сих пор на действующих индустриальных объектах я не бывала, а уж визит на атомную станцию считала в принципе не возможным - ведь у них имидж таких сверхзасекреченных, которые обходят за 10 километров. Вкупе с тем, что АЭС по праву можно назвать одной из вершин технического прогресса, экскурсия не уступает по уровню просветительской полезности визиту в Эрмитаж.

Первое, что вас удивит - это несостоятельность мифа о сверхсекретности. Мы-то думали, щасс поедем куда-нибудь в дремучий лес, будем проходить заставы километров за 10... а шиш: станция стоит прямо возле обычного шоссе, едешь-едешь по нему, и вдруг - вот она! даже вывеска есть.



Внутрь попасть, конечно, не так просто. Только в составе экскурсии, договариваться о которой надо минимум за месяц. Заранее сообщаются паспортные данные и серийные номера электроники, которую собираетесь брать с собой. Если в списке нет вас или вашего телефона, вас не пропустят. Внутри вас везде сопровождают местные сотрудники и служба безопасности, причем последняя - не какие-нибудь скучающие оболтусы, а суровые мужчины с хороших костюмах. В общем, всё очень серьёзно. Но оно и понятно. Думаю, все согласятся, что АЭС надо охранять!
Сразу за входной дверью - первый КПП. Решетки, бронированное стекло, двери-шлюзы, открываемые оператором изнутри. Второй КПП называется "Необходимый-3" расположен в переходе между корпусом-предбанником и собственно Зоной, тоже весь из решеток толщиной в руку. Дальше начинается лабиринт, документировать который запрещено: его план знают только сотрудники станции.
Химическо-физическая защита не менее строгая. Сразу после второго КПП вас ловят за хвост и переодевают в станционную спецодежду, туристам никаких поблажек по сравнению с сотрудниками. Цивильная одежда остается в шкафчике в раздевалке. Поначалу, погружаясь в штаны на 10 размеров больше и покрывая голову шапочкой из фольги белой косынкой, потешаешься над собственным видом, но потом вдруг понимаешь, что приобрел вид настоящего жреца атомной физики, и чувствуешь прилив чувства собственной важности. Даже обувь надо сменить, и суровая дама-контролер следит, чтоб мы оставляли тапочки по одну сторону барьера, а по другую сторону, не касаясь пола, погружали ноги в специальные боты. Всё это - чтоб ни одна пылинка не была вынесена из Зоны в мир. Наконец, в довершение всего, каждому в карман положили дозиметр. Это необходимый атрибут любого человека, находящегося на Зоне.





Тем не менее, несмотря на строгость, обстановка расположена к людям. Внутри опрятно, чисто и тепло, а в предбаннике даже и уютно. Люди вежливые, радушные и красивые, охотно рассказывают о своей работе. Дама-контролер переодевалки, конечно, поворчала, что мы со своими фотоаппаратами, мобильниками и их чехлами только и делаем, что сплошь нарушаем правила (по регламенту даже последнюю мелочь надо оставить в раздевалке), но всё же нас пропустили с аппаратурой и даже разрешили фотографировать - и на пульте управления, и на реакторе, и в машинном зале. Я, правда, чтоб лишний раз никого не нервировать, ничего с собой не взяла - подумала, что в группе будет достаточно фотоаппаратов, и без фоток в любом случае не останемся.







Только к бассейну выдержки нас не пустили, так что на ровный сиреневый свет излучение Вавилова-Черенкова посмотреть не удалось.

В реакторном зале дозиметр, наконец, зашевелился и за время нахождения там натикал 7 микрозиверт. То есть 0,005 дозы, которую я получила на рентгене зубов месяц назад.
И всё же радиоактивных вещей справедливо опасаются, и ежовые меры предосторожностей соблюдают неукоснительно, чтоб ни одна пылинка с реактора не просочилась в мир. Здесь ничего нельзя ронять на пол, нельзя касаться подошв обуви, нельзя ничего выносить с Зоны, а на выходе вас с ног до головы просканирует детектор, не прилипло ли к вам чего. Ну да: если бы с зоны что-то выносилось, пусть даже по пылинке, то за 40 лет работы станции напылить можно было бы прилично.

Перед входом в машинный зал предупредили, что там будет аццки шумно, и предложили воспользоваться берушами. Беруши мы, конечно, взяли; но внутри пытаешься затыкать уши только на первых порах, потому что, во-первых, хочется всё-таки коммуницировать с экскурсоводом, во-вторых, через некоторое время немного адаптируешься. Да и хочется услышать рёв турбин, как он есть. А то что потом людям говорить? Что был рядом с машиной, производящей энергию для половины Петербурга, а слышал ее только краем уха?

Какие еще мысли приходили на станции?

1. Некоторое благоговение и очередной прилив ЧСВ при мысли о том, в такой близости от ядерной реакции находишься и как мало людей находилось от нее на таком расстоянии.

2. Вспоминались мои мысли о том, что если бы я не была биологом, классно было бы заниматься ядерной физикой/энергетикой. Потому что при ближайшем рассмотрении это работа аццкая, несмотря на все удобства и качество обстановки, на повышенное количество выходных и плюшек, и на то, что это работа на пике науки и технологии. Она подразумевает по 8 часов сидеть перед пультом и следить, чтоб не было отклонений показателей на индикаторах. Ни единого лучика солнца, ни единой живой зеленюшки, только стерильные желто-бело-серые бетонные стены, титанические машины и нескончаемый монотонный гул. Сидишь так, и, пока на индикаторах отклонений нет, это ж как усыплять должно! А если чего доброго отклонится, то сразу чудеса героизма, так что сидишь вот так часами и уповаешь, чтоб ничего не случилось.

3. В машинном зале почему-то вспоминался весь выпитый с помощью электрочайника чай.

4. Поражает, насколько проста схема станции теоретически и насколько она сложна практически. Теоретически - ставим мегакипятильник Церители с ядерным приводом, и он кипятит водичку; пар от водички подается на вертушку; к вертушке подсоединен провод; пар крутит вертушку, в проводе появляется напряжение. Практически - это колоссальное нагромождение кабелей, труб и многотонных аппаратов, изучать устройство которого приходится помногу лет. На собственные нужды станция тратит 8% производимой мощности! То есть на работу насосов, датчиков, фильтров, систем безопасности, систем очистки и проч.проч.проч. Отсюда довольно занятное следствие: АЭС невозможно построить на пустом месте. Её обязательно придется прикуривать от других мощных источников энергии. Вот так и понимаешь, что вот уже сто лет энергетика живет собственной жизнью - в прямом смысле, со свойствами непрерывности и преемственности - и, постепенно эволюционируя, обретает всё более сложные формы.

5. А еще с новой силой начинаешь вспоминать добрыми словами американские комиксы и тамошних мегагениев, которые могут в одиночку из подручных материалов за полгода собрать самолет... дуговой реактор... космический мозгощуп... Потому что в реальности аппараты такого уровня организации собирают только большой толпой народа за много-много лет, при том что инженеры обладают такими знаниями, что все эти Тони Старки и Хэнки Маккои плачут от зависти в чулане. И я тут вспомнила супергероев не потому, что я такой, млин, поклонник комиксов, а потому, что мне ужасно обидно, насколько перевранный образ ученых и инженеров малюют в популярной культуре.

Кстати, насчет строительства. Знали ли вы, что, пока любители бороться шумели вокруг газоскреба и стадиона, под Питером потихонечку построили новую АЭС? Оно и понятно, почему так тихо: потому что, прознай про такое строительство широкая общественность, разразился бы ужасный галдёж. Сколько у нас борцов за экологию, обладающих нулевыми знаниями по экологии и атомной энергетике! Сколько галдежа в Европе и Японии, несмотря на то, что им просто не выжить без мирного атома!
Но моё лично мнение таково: атомная энергетика - самая экологически безопасная, за ней будущее; более того, это одно из высочайших достижений в плане эволюции всей жизни на Земле, веха в истории биосферы - потому что открывает биоте доступ к энергии, которая раньше была полностью недоступна. Сравниться с этим могут разве что ГЭС, добывающие гравитационную энергию. Понимают ли зелёные, что лишь эти два способа позволяют нам, человечеству, НЕ конкурировать с растениями? Понимают ли, что каждый раз, когда они ставят солнечную электростанцию или ветряк, прямо или косвенно питающийся солнечным светом, они отбирают частичку этого самого света у зелени, а значит, в какой-то момент придется решать - мы или они? Даже ГЭС в некоторой степени зависит от энергии Солнца, потому что воду наверх поднимает солнечное тепло. И только АЭС поставляет в биосферу в чистом виде ранее полностью недоступную энергию. АЭС занимает так мало места и обладает такой огромной производительностью, у нее нет ни водохранилищ, ни дымных выбросов, ни бескрайних полей зеркал или пропеллеров. Люди боятся атомной энергии, потому что ничего не знают про радиацию. Знают только, что это смертельно опасно для здоровья, и что в Чернобыльской аварии погибли люди. Они не знают, что людей погибло меньше, чем в авиакатастрофах, случающихся ежегодно; а ведь никому не идет в голову запрещать самолеты! Не знают про естественный радиационный фон, которым их шпарит Медный Всадник, Невские набережные, Балтийский щит и вообще любой выход гранита на поверхность...

Впрочем, хватит лирики, вернемся к ЛАЭС.
После обеденного перерыва в столовой станции нас повезли на строящийся объект. Кому как, а лично для меня эта часть была не менее интересной, чем действующая станция. Потому что, как и Московский Музей Космонавтики, показывает, что наша наукоемкая индустрия не стоит на месте.



Насколько удалось понять из объяснений, готовность там уже процентов 95.
Реактор иного типа, чем на старой станции: водяной, а не графитовый (что, впрочем, не отменяет того, что оба типа разработаны на нашей родине).
В машинном зале полным ходом идут монтажные работы, устанавливают роторы.



Ротор весит сколько-то сотен тонн, и вращаться будет на скорости 3000 оборотов в секунду.
А ведь мой дедушка работал на заводе турбин. Скорее всего, конкретно этой машины он не касался; но всё-таки где-то близко.



Большинство машин уже стоит на местах, какие-то из них уже работает - "обкатываются", чистятся, проверяются; гул в помещениях уже стоит. Машинерия запитана сейчас от старой АЭС.

Трансформатор:



Охлаждаться станция будет градирнями (старая станция охлаждается с помощью Финского залива).


Наконец, последним этапом экскурсии был пункт экологического мониторинга санитарно-защитной зоны вокруг станции. Сами понимаете: следить за состоянием станции изнутри хорошо, но внешний контроль нигде никогда лишним не бывает.
Датчики расставлены в радиусе порядка 15 километров вокруг станции. Пункт наблюдает также и за погодой, и должен в случае чего быстро рассчитать, что, куда и с какой скоростью полетело. Но вот тут, насколько удалось понять, работа еще жестче, чем на самой станции; потому что, со слов начальника, единственное, что происходит, - это дождь, во время которого по необъяснимым причинам фон немного подскакивает. А в остальном тишь да гладь.

Здесь же расположился и музей ЛАЭС. Но музей, по всей видимости, находится в стадии зарождения; потому что экспозиция занимает 1,5 маленьких зала и практически не информативна.
А у меня возникла сразу целая туча идей, что можно было бы тут устроить. Здесь-то и надо разместить главный радиационный ликбез! Разложить глыбы гранита и рядом с ними датчики: мол, стоя тут, вы получили больше, чем стоя рядом с реактором. Камеры Вильсона - чтоб видели, что на них из космоса сыпется. В общем, чтоб было тут, как в Лунарии, интерактивно и наглядно, и чтоб те вещи, о которых говорилось на словах, тут получили иллюстративное подкрепление.
acantharia

экодом 2. Сферический дом в вакууме

вобщем, я думала-думала над статьей, и вдруг поняла, что придумала другую концепцию экодома. Вопрос-то требует принципиально новой мысли! Мы, в конце концов, в каком веке живем? Зачем мы столько тысяч лет развивались, чтоб переселяться в соломенные хижины с дровяным отоплением?
Итак, вы хочите футуристичный дом? их есть у меня:


Конфигурация.

Воображаем теплосберегающий дом.

1. Чем меньше соотношение площади поверхности к объему, тем меньше потеря тепла через поверхность. Наименьшее соотношение – у сферы. Значит, теплосберегающий экодом должен быть сферическим.
2. Чем больше объем сферы, тем меньше соотношение поверхности к объему. Значит, чем больше экодом, тем лучше. Значит, экодом должен быть многоквартирным, а не индивидуальным.
3. Однако жилые помещения должны быть с окнами, потому что люди любят дневной свет и хороший вид на природу. Значит, экодом не может быть слишком большим, так как в большом сферическом доме подавляющее большинство помещений оказались бы без окон.
4. «окно – это тепловая дыра». Внешняя стена должна быть выполнена из теплоизолирующих материалов. Теплосберегающий дом не может быть весь покрыт стеклом, так как в этом случае наружная стена будет слишком проницаема.
5. остекленные лоджии – дополнительная теплоизоляция окон. Экодом должен быть опоясан лоджиями.
6. чтоб максимизировать количество жилых комнат с окнами, все подсобные помещения следует расположить в сердцевине дома: лестницы, санузлы, кухни, коридоры, кладовки и проч.
7. количество и размеры окон, наоборот, надо минимизировать. На первом этаже, если там не будет жилых помещений, их может вообще не быть; в спальнях достаточно небольших окон; в гостиных окна могут быть не во всю стену, а, как в старых домах Питера, пара узких окон рядом (если в гостиных окна вообще будут).
8. Чтобы справедливо распределить объем дома, окна и наружную стену, делить на отдельные квартиры его следует по секторам, а не по этажам (а то получится, что квартиры верхнего этажа целиком прилеплены к наружной стене, а квартиры среднего этажа почти не имеют окон).
9. отопление располагать ближе к центру, чтоб не греть внешние стены. Тепло должно расходиться от центра дома к периферии.

Например, представим четыре индивидуальных трехэтажных коттеджа, которые слиплись вместе и приняли шарообразную форму. Каждой «квартире-коттеджу» достанется по ¼ каждого из трех этажей. Внутренние перегородки в таком случае можно располагать под прямыми углами, как мы привыкли в обычных домах; наружная стена, во всех комнатах, где она имеется, будет дугообразной.
Спальни вверху; наклонная наружная стена там может быть обыграна как мансарда в крутой крыше обычного дома. На среднем этаже (бОльшем по площади) – гостиные комнаты и хозяйственные помещения.
Можно немного увеличить количество этажей: например, до 4-5. В этом случае верхние этажи будут распланированы, как трехэтажный дом, а на средних будут иметься жилые комнаты без окон. При кажущемся неудобстве, это простор для интерьерных решений: пространство для размещения всяких уголков природы – оранжерей, аквариумов и т.п. (правда, это увеличит расход электроэнергии и воды в доме).

Трех- четырехэтажность предпочтительна также потому, что такой дом будет чуть ниже или вровень с деревьями. А значит, не будет сильно нарушать ландшафт.

Крышу дома можно оставить голой, а можно устроить небольшой садик (увы, не представляю, насколько это реально). В этой случае город из таких домов сверху будет выглядеть как лес.

Декорировать снаружи сферический дом можно как угодно. Например, облицевать камнем. Сделать кольцевой портик или балкон с красивыми перилами или решетками. Поставить статуи (настоящие, конечно, а не «зеленых человечков»). Опоясать галереей с колоннами. Или декорировать «а ля футур»: пластикообразные материалы, яркие краски, геометрические украшения. А можно вообще не декорировать, людям к однообразию не привыкать, увы.

Минимальный квартал - четыре поставленных максимально плотным квадратиком сферических дома; они, понятное дело, образуют в середине маленький дворик. Он может и должен быть озеленен. Квартал, однако, можно составить не 2*2, а 3*3 дома. Восемь из них могут быть жилыми, один – хозяйственным. Либо можно вообще убрать серединный дом, тогда внутренний двор окажется весьма большим, и в нем можно расположить какие-нибудь сооружения вроде спортивных или собачьих площадок.

Наружной подсветки экодом не потребует. В качестве уличного освещения - кольцо фонарей, опоясывающее дом на уровне среднего этажа, где-нибудь под балконами (если оные будут).

Я надеюсь, что жители экодома экологически ответственны и ездят общественным транспортом. Однако если они все же заводят себе автомобили, то гаражи можно, конечно, расположить в подвале; однако лучше убрать их из дома (ибо воняют), и либо отвести под гараж отдельное сооружение, либо разместить его под землей, например, под дорогой.

Наконец, никаких «вписанных в ландшафт» - в смысле одиноких домиков, вкопанных в холмики посреди прекрасного девственного леса или прекрасного девственного луга, как любят представлять нынешние сторонники экодомов. Во-первых, если человек вторгнется в лес со своим домом, как бы дом ни был экологичен, лес перестанет быть девственным. Хотя бы потому, что одно лишь присутствие человека будет нервировать обитателей леса; да и человек будет постоянно болтаться по нему – в магазин, на работу, в гости и просто погулять, а значит, протопчет дороги и тусовочные места. Во-вторых, людей много, и если каждый из них захочет выкопать себе уединенную экологичную норку в девственном лесу, леса скоро не останется: всё будет изрыто норками.
Так что при желании сберечь лес, люди должны кучковаться в концентрированный «эко»город, который бы находился в стороне от важных уголков природы и минимизировал свое вторжение на их территорию, включая сокращение количества горожан, выезжающих на природу.


Снабжение электроэнергией.
Collapse )