Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

acantharia

(no subject)

Санкт-Петербург в Парке Трехсотлетия летом в жару имеет на 100% вид утопического Города Будущего из советского футуризма.
Фантазия, малюй: синее небо, лучезарное солнце, бескрайнее море, стеклянные башни, белые ажурные подвесные дороги, зелень, цветы, фонтаны, в небе - диковинные летательные аппараты, в море - корабли на подводных крыльях, среди зелени - загорелые веселые люди в легких светлых платьях гуляют, загорают, купаются в ласковых волнах, поют песни, занимаются спортом и едят вкусняшки, которые продают здесь же в ларьках.

acantharia

(no subject)

Анекдот такой есть... наверно, в связи с событиями в Германии его нетактично сейчас вспоминать, нор мне он вспомнился в связи с "коронными" антипрививочниками.

Наводнение. На крыше дома сидит мужик и неистово молится. Мимо плывет лодка:
- Мужик, давай к нам!
- Нет, меня Бог спасет.
И сидит молится дальше. Вода подступает к самой крыше. Мимо плывет плот.
- Мужик, давай к нам!
- Нет, меня Бог спасет.
И сидит молится дальше. Вода уже захлестнула крышу, мужик забрался на трубу. Мимо плывет бревно, на бревне висит народ:
- Мужик, давай к нам!
- Нет, меня Бог спасет
И вот, вода уже смывает мужика. Он держится за трубу из последних сил и кричит небу:
- Я так неистово тебе молился! Почему же ты меня не спасаешь?
И тут небо разверзается, и голос говорит:
- Дебил, я тебе уже три раза помощь посылал. Теперь сам крутись, как знаешь.
acantharia

(no subject)



один пожар задымил весь город. Потому что от Володарского моста до излучины Невы доносило весьма плотный смог, и ясно, что рассеиваться он там не собирался, и ветер уносил его дальше на север города

acantharia

(no subject)

Wyatt Winterbottom возразил Саре
Сара, можете кратко сказать три вещи: кто такой Финголфин, зачем переходил, и чем страшен Хелькараксе?

Сара Керриган
так... мммм... боюсь в двух словах не получится :)) Вернее это будут самые длинные пара слов в истории.
Начать придется издалека.
Жили когда-то Эльфы на Валиноре (остров за океаном к западу от Средиземья, обитель богов), и был у них там царь Финвэ, а у царя два сына - Феанор и Финголфин. Феанор был умница, красавица, великий мастер и создатель самых выдающихся примочек в истории Средиземья (палантиры, сильмариллы и т.п.). Финголфин был тоже ничего... по крайней мере, он вращался в народе и пытался доказывать, что он тоже ничего. А потом завелся на Валиноре Моргот - что-то вроде Саурона, только мощнее и круче, верховный бог зла. Но поначалу он прикидывался хорошим, да так успешно, что всем напустил пыли в глаза; и только Феанор почуял, что что-то тут не ладно. Моргот же между тем исподтишка замыслил уничтожить Валинор, а заодно и Феанора. И принялся он плести интриги, так, чтоб перессорить эльфов между собой и с богами. И перессорились они, грязно и некрасиво. Финголфин принялся доказывать, что он тут первее всех - и царя, и старшего брата; Феанор в ответ показал саблю; его за это отправили в изгнание на край света. А потом они все-таки просекли, что дело не в них, и попытались помириться, и в знак примирения Финголфин пообещал следовать за Феанором, куда бы тот ни повел.
[на этом кончается первый акт нашей драмы, и начинается второй, в котором собсна Хелькараксэ] И тут Моргот перешел к активным действиям. Он ВНЕЗАПНО устроил на Валиноре «небольшой локальный» армагеддец, разгромил и разграбил обитель Феанора на краю света, убил царя Финвэ, гостившего там, и безнаказанно (потому что боги и основная масса эльфов в это время что-то отмечали и были не в кондиции) смылся в Средиземье. Похоронив папу, Феанор ВНЕЗАПНО вернулся из изгнания к народу и пламенно объявил, что больше не намерен всё это терпеть и вотпрямщас уходит в Средиземье бить Моргота, «ибо если этого не сделать, то миру хана, айда за мной!». Но вот удивительно! - Финголфин восстал против и принялся агитировать всех никуда не ходить, а вместо этого сидеть и ждать решения богов; боги же сказали, что тоже никуда не пойдут, а будут сидеть и ждать, когда к ним придет решение. Феанор не стал особо корячиться, он просто развернулся и пошел сам, а с ним – единомышленники и верные. Дошли до моря. Попросили флот подкинуть через море до Средиземья. И тут опять подстава: флот объявил, что с их точки зрения затея Феанора плохая, лучше бы ему сидеть на Валиноре, поэтому никуда они их не повезут. Феанор и ко просто взяли и стали грузиться на корабли без разрешения. Началась потасовка, потом поножовщина, и вот тут Финголфин вспомнил про обещание и примчался помогать. И помог: корабли они отбили, и Феанора с компанией отправили. А сами почему-то остались ждать второго рейса. Вот только Феанор решил не устраивать второй рейс. Он объявил, что все оставшиеся на Валиноре слишком ненадежны, и без них тут в Средиземье проще будет, и корабли просто сожгли. Финголфин не стерпел. У него же обещание! Он взял свой народ, потащил их на дальний север (пресловутое Хелькараксэ), где, как оказалось, имелся ледяной мост из Валинора в Средиземье, и вот так вот по льду они всей толпой до Средиземья и дошли.
Ну а страшен Хелькараксэ тем, что это все равно что из Америки в Ирландию через полюс по снегу идти.
____
отсюда: https://vk.com/wall-67629106_31186
acantharia

(no subject)

* перепощу сюда, чтоб не пропало во тьме веков *
____________________

«Здесь город противопоставляется ночи, как образ жизни ради земных благ, а звездная ночь - это образ ангельского мира, призывающий к отречение от этих благ.» (ц)

Йа вас умоляю! Просто автор был петербуржец и работал на Петроградке; чтобы добраться до дома, должен был ходить на Горьковскую или через Неву на Гостинку. Аборигены этих мест имеют счастье обладать самыми великолепными городскими пейзажами во всей вселенной. Эти части города сами по себе являются произведением искусства, а сверх того состоят в отношениях с небом и водой, которые в зависимости от времени суток и года придают городу разные облики. Кстати, я считаю, что туристы не могут во всей полноте приобщиться к величию СПб, потому что, как настоящее произведение искусства, он раскрывается медленно, для этого надо вращаться в нем круглогодично в течение многих лет, чтоб разглядеть, как сказывается на облике города разнообразие закатов над Невой.

«Крыши домов дрожат под тяжестью дней, небесный пастух пасет облака,
Город стреляет в ночь дробью огней, но ночь сильней, ее власть велика»
«А над городом плывут облака, закрывая небесный свет,
А над городом желтый дым, городу две тысячи лет»
«Красное солнце сгорает дотла, день догорает с ним,
На пылающий город падает тень»
«А над городом ночь, а над ночью Луна,
И сегодня Луна каплей крови красна»













acantharia

Идеализм и мифологическое сознание

Оригинал (c) anna_tiefling https://anna-tiefling.livejournal.com/120644.html

В последние несколько лет любой, кто хотя бы минимально интересуется общественной движухой (телевидение, газеты, интернет), не может не заметить, что, как будто из ниоткуда, возникло множество поборников невидимой руки рынка (либертарианцы, минархисты, анкапы), резко возросло количество верующих «напоказ» (неважно, в православие, ислам или другие религии), появились сторонники теории плоской Земли и иного мракобесия, антипрививочники и прочие, казалось бы, мало связанные между собой явления. Но не связаны между собой они только на первый взгляд, кое что общее у них, все же, есть. Это – мифологизированное сознание, подмена понятий и идеалистическое, в конечном счете, мышление.

( Свернуть )
Например, по программе «300 храмов» в Москве строится, в дополнение к уже имеющимся, совершенно излишнее количество культовых сооружений. Власть (выделяющая бюджетные, между прочим, деньги), аргументирует это тем, что у верующих, которых, якобы, в последнее время стало очень много, чуть ли не самой насущной потребностью является посещение храма. При том, что игнорируется потребность (в том числе и этих самых верующих, не говоря уж об атеистах и представителях других религий) в новых детских садах, доступных спортивных учреждениях, в конце концов, в жилье по нормальным ценам и всем прочем.

Нет, я не спорю с тем, что люди ходят на Пасху и Рождество в церковь, вот только являются ли они верующими хотя бы в том смысле, который предполагают догматы РПЦ? Например, моя коллега (юрист, девушка одного со мной возраста, т.е. за 30) называет себя православной, носит крестик, рассказывает о том, как ходит в храм, ставит свечки, печет куличи, и пр. При этом она не может назвать Символ веры (даже спрашивает, что это такое?), ни процитировать 10 заповедей. Конечно, не убий и не укради – это она вспомнила, но они не относятся даже к первым пяти. А уж первую заповедь почти никто из моих православных знакомых назвать не может, а, между тем, это – важнейшая заповедь в любой монотеистической религии: «Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства, да не будет у тебя других богов пред лицом моим». Что совершенно логично, ибо бог не терпит конкуренции. Собственно, ровно об этом и вторая заповедь: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу и что в водах ниже земли; не поклоняйся и не служи им»). Мало того, эта моя коллега рассказывает, что верит в карму, может сходить к ведунье, заняться гаданием – т.е. теми вещами, которые официальная церковь считает ересью (а 200-300 лет назад даже сжигала за это).

И такое характерно не только для православия, но и католицизма, протестантизма, ислама, иудаизма (т.е. всех авраамических религий). Что характерно, делают это вовсе не глупые и не малообразованные люди, умеющие «устраиваться» (куда лучше меня) по жизни … Мало того, что строго формально их нельзя считать верующими даже по церковным критериям, так еще у них в голове жуткая мешанина из веры в карму, приметы, христианства, гадалок и ауры. И это явление наблюдается не раз, и не два, оно стало совершенно обычным…

В более сознательный период своей жизни, уже после окончания университета и поверхностного знакомства с историей (я всегда ее любила, но только где-то после 25 лет начала интересоваться ей с позиций исторического материализма), меня не раз поражало сходство (по крайней мере, в России) периодов начала ХХ века и его конца. Сходства, как минимум, внешнего: в огромном количестве расплодившихся гадалок, знахарок, колдуний, старцев, веру в оккультизм и столоверчение, сект, с которыми безуспешно боролась Русская православная церковь (хлысты, скопцы и пр.). Мне встречались объяснения, мол, начало и конец века способствуют декадансу, люди утратили веру в науку, которая оглушила их количеством открытий, и прочее, и прочее… Мало того, что эти доводы казались неудовлетворительными, они при этом не объясняли, как население Советского союза, поголовно грамотное и, как минимум, со средним специальным образованием, а от трети до половины – еще и с высшим, могли купиться на такую чепуху. Ведь я своими глазами видела, как в 90х люди заряжали банки с водой перед телевизором во время «сеансов» Чумака, цитировали Вангу и астрологов типа Глобы, ставили свечки в церкви для того, чтобы заключить нужный контракт! Как люди, которых советская школа с детских лет учила материалистическому мышлению, смогли так быстро деградировать? И ответ лежит явно не в пространстве «декаданса» или «страха неустроенности», а имеет куда более глубокую причину.

Древний человек (в широком смысле, как представитель вида homo sapiens) чувствовал беспомощность перед силами природы, поскольку полностью зависел от них, и никак не мог повлиять. Следствием этого явилось мифологическое сознание, вера в то, что с помощью определенных ритуалов, обрядов или жертвоприношений можно воздействовать на эти силы. Конечно, такая картина мира не давала его понимания, но, по крайней мере все объясняла: почему дует ветер – потому, что деревья качаются… С веры в анимализм, фетишизм и пр. мифологическое сознание эволюционировало в сначала политеистические, а потом и монотеистические религии, в которых универсальным объяснением стало: на то воля Господа, или неисповедимы пути Господни! В XVIII веке идеи Просвещения пытались дать рационально-механистическое объяснение, но и они, уже к XIX веку в массовом сознании были сломлены беспомощностью рабочего перед производительными силами новой общественно-экономической формации – капитализма, выступающими чем-то внешним и непостижимым перед работником.

«В общественном производстве своей жизни, люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил…» (Карл Маркс). Наемный рабочий продает специфический, уникальный товар – свое рабочее время, т.е. единственное, что у него есть на продажу. В результате этого, тот продукт, который он производит, ему не принадлежит, отчужден от него, в связи с чем индивидуальный рабочий утрачивает какой бы то ни было контроль над производственными отношениями. Не удивительно, что и усложнившиеся в сотни раз (со времен Маркса) эти отношения представляются обычному человеку чем-то чуждым, далеким, внешним по отношению к нему самому и его судьбе. Вследствие этого он утрачивает контроль над своей жизнью, перестает видеть рациональную возможность хоть как-то изменить ее; его сознание становится мифологизированным, идеалистическим.



Взять хотя бы настоящее время. Сколько раз, еще со школы, наверное, мне приходилось слышать про «деловую жилку», «предрасположенность к успеху», «талант к бизнесу». Я родилась в средней по достатку советской семье в областном моногороде, в 90ые семья из средней стала бедной (периодически на грани нищеты) - собственно, как и большинство постсоветский семей. Единственным выходом из постоянной нужды, что мне упорно твердили родители, казалось получение высшего образования в Москве или Санкт-Петербурге, закрепиться там (не возвращаясь в родной город), какое-то время поработать на днищных работах ради опыта. И, наконец, хотя бы к 30-35 годам, уже с хорошей квалификацией и опытом работы, начать зарабатывать «нормально», то есть позволить себе уровень жизни тех семей, которые в 90ые казались мне «бохатыми». Хотя, по сути, это далеко не богатство, а всего лишь достаток на уровне «среднего класса»: более или менее просторное жилье в собственности, автомобиль, отдых пару раз в год за границей, отсутствие экономии на еде и одежде. Looks like a plan!



Однако, в реальности все обычно происходит немного по-другому. Сразу после университета у тебя еще (как было со мной) полно надежд: ты работаешь, должность, как правило, дрянная и оклад – тоже, но утешаешь себя тем, что это – ненадолго, я ведь способный человек, умный, только опыта надо набраться! Через несколько лет, работая на основной работе и занимаясь фрилансом – ты уже квалифицированный специалист в свой сфере, идешь на рынок рабочей силы, рассылаешь резюме на различные вакансии, указывая, как тебе кажется, размер зарплаты, позволяющий тебе вести уровень жизни среднего класса. Представь же себе недоумение, когда на указанный тобой размер зарплаты не приходит откликов, а те собеседования, на которые ты ходишь, заканчиваются ничем. Пока у тебя еще есть работа – ты не унываешь, мол, ничего, стоит еще потерпеть, и что-то хорошее обязательно подвернется! Но вот, настает момент, и ты так или иначе, в результате ли сокращения, переезда работодателя, или еще чего теряешь текущую работу и оказываешься один на один с рынком рабочей силы. После месяца, двух, трех отказов, начинаешь потихоньку снижать «зарплатные ожидания», в конце-концов, останавливаясь на сумме, в которой выражается стоимость рабочей силы в твой сфере. А она, с небольшими погрешностями, всегда равна СТОИМОСТИ ВОСПРОИЗВОДСТВА РАБОЧЕЙ СИЛЫ (с надбавкой за стоимость обучения и квалификацию). То есть, для Москвы: съемная конура с бабушкиной мебелью (вариант – ипотека на 15-20 лет), купить поесть (в основном – в Пятерочке), минимально одеться, лечиться по ОМС и т.д. Для регионов – в два-три раза хуже.



И вот, после того, как подобная ситуация повторяется из раза в раз, примерно к 30 – 35 годам тот самый пыл в глазах и готовность работать на результат, который так любят видеть в соискателях эйчары из молодых и динамично развивающихся компаний, заметно угасает. Наступает пресловутый кризис среднего возраста, который популярная психология трактует как: «долговременное эмоциональное состояние (депрессия), связанное с переоценкой своего опыта в среднем возрасте, когда многие из возможностей, о которых человек мечтал в детстве и юности, уже безвозвратно упущены (или кажутся упущенными), а наступление собственной старости и смерти оценивается как событие с вполне реальным сроком (а не «когда-нибудь в будущем»)». Который по факту является осознанием того, что тебе предстоит всю жизнь, до самой смерти пахать ровно за цену воспроизводства рабочей силы, без каких либо возможностей «выбиться». Если, конечно, вдруг не произойдет чуда. А вдруг тебе повезет? А может, все как-то сложится? А что, если просто нужно мыслить позитивно и не закрывать путей к успеху? Невозможность управлять своей судьбой, опираясь на рациональное мышление (которое сулит впереди только движение по маршруту дом–работа– дом, пьянку по пятницам, и овощное состояние на выходных), вызывает к жизни мышление мифологическое, идеализм в сознании. Начиная от безобидного: «ну куплю лотерейный билет, хуже то не будет», заканчивая «примыканием к эгрегору», хождением к ясновидящей и т.д. Причем, это еще довольно безобидные варианты…



Я долго задавалась вопросом, почему в интернет-пространстве именно в последние годы стали резко заметны многочисленные либертарианцы, анархо-капиталисты, минархисты (слово-то какое ругательное), с чего вдруг пошла такая мода? А взялась она примерно оттуда же, что и все остальное. Подрастающее поколение, тоже, в свое время, напичканное жизнеутверждающими лозунгами в стиле: Надо [в рыночной экономике] просто много работать – и все получится! (как святой Илон Маск обещал) - подрастает, и, сталкиваясь с имманентными законами капиталистического производства, кто инстинктивно, кто – эмпирически, понимает, что самому стать атлантом и расправить крылья не получится. Ну, за исключением случаев, если ты уже не из семьи буржуазной, или обслуживающей интересы капиталиста. Но, поскольку в голове на уровне подкорки засел упомянутый тезис про «много работать», то, сталкиваясь с антитезисом в виде «много работал, но не стал успешным», прямиком следует синтез: раз при достаточном старании все должно получится, но не получилось – значит, мало, неправильно старался и работал! Логический вывод: виноват в своих неудачах – ты, и только ты (сюда же в копилочку – «тебе никто ничего не должен», «не считайте деньги в чужих карманах» и «ты просто завидуешь»). Однако, ясное дело, что непосредственный любитель невидимой руки себя «неудачником» признавать не хочет. Поэтому утверждение про «надо много работать» накладывается на почву зоологической ненависти к «совку» (часто тоже идущей из семьи), встречает неизбежное сопротивление в виде «ну я-то ведь хорошо работал, почему ж у меня не получилось?», что в итоге приводит к выводу: у вас вся спина белая капитализм неправильный! Поэтому, спешно ищутся примеры «правильного», рыночного капитализма. Обычно в качестве них выступают США, Тайвань, Южная Корея (для некоторых – даже Китай, несмотря на то, что там комуняки), то есть страны с образцово-показательными потогонками для большинства трудящегося населения. Потому у обывателя из среднего класса (по большей части – офисного планктона) и присутствует неизменный спрос на все это либертарианство, как реакция на «неправильный капитализм», нежелание признавать, что при текущей общественно-экономической формации шансов на приличную жизнь нет для подавляющего большинства.

Еще одна яркая примета все того же явления – фетиш на саморазвитие. Тысячи пабликов и групп Вконтакте, ЖЖ, Фейсбуке, сотни отдельных сайтов и прочих наполненных псевдоинтеллектуальным содержанием ресурсов убеждают обывателя, что он – особенная, яркая личность, что ему надо посвящать себя творчеству, развиваться (еще бы кто написал, что под этим понимается), изучать иностранные языки, иметь несколько высших образований и хобби… Эти паблики заполнены т.н. «мотивирующими» картинками и постами, причем о той цели, которой должно служить саморазвитие даже не упоминается, саморазвитие – это такая вещь в себе. Надо быть в тренде! Результатом всей этой мастурбации на саморазвитие стали тысячи «любителей» в спорте, искусстве, фотографии; каждый второй (если не первый) – блогер, диджей, фотограф, инстаграмер, «творческая личность», ведет свой канал в ютюбе или телеграмме.

Что, собственно, и не удивительно. Все это - попытка замещения результатов чудовищного отчуждения простого человека: в обычной жизни ты – сисадмин, бухгалтер, юрист, клерк, сеошник, маркетолог, зато «в области балета» – звезда, рыцарь, косплеер, участвуешь в любительских постановках или каком-нибудь клубном шоу, танцуешь pole-dance или бурлеск... Вот только для того, чтобы достигнуть серьезных результатов, «самореализоваться» в уже сознательно выбранной сфере, необходимо свободное время и деньги, т.е. нужно быть избавленным от необходимости работать ради простого выживания. В результате то, что раньше служило показателем развития индивидуума и личностного роста - творческий подход, эрудированность и прочее – превратилось в постмодернистскую пародию на самое себя; привело к тотальному обесценению «духовно богатого внутреннего мира» (есть у каждого). Сюда же можно отнести и увлечение псевдофилософией, прежде всего, паблики вроде АМДЭВС (абстрактные мемы для элиты всех сортов): шутки про усы Ницше и сапог с мочой, про Сартра и Симону, и про «этим человеком был Эйнштейн». Можно задешево почувствовать себя умным не читая всей этой скучной философской херни, а при случае - запостить многозначительный комментарий, собирающий кучу лайков…

Короче говоря, спрос уже даже не на опиум для народа (опиаты нынче доступны только людям обеспеченным), а на духовную сивуху – рождает неизбежное предложение. И тут уже наготове все, способные его удовлетворить – и секты, и паблики, и тренеры личностного роста, и религиозные организации, и экстрасенсы, в общем – все-все-все, кто хоть на какое-то время даст обывателю возможность оторваться от душной действительности. Инструменты традиционных религий неизбежно слабеют, так как заточены, все-таки, под феодальный базис общественного производства. Протестантизму и прочим реформированным версиям католичества уже в 19 веке сложновато было объяснять пастве, почему вот этот чувак, ничего не делая, с рождения купается в роскоши и ему открыты все дороги, а ты будешь до смерти вкалывать без малейшей надежды на лучшую жизнь. С другой стороны, человек – существо живучее, и, вероятно, этот защитный механизм в его психику встроила сама природа. Осознание отсутствия всяческих перспектив подсказало бы ему, что смысла продолжать все это нет, и можно хоть сейчас ложиться и помирать. А так – мифологическое сознание выручает, неизменное «а вдруг еще повезет» - внушает нам терпеть невзгоды наши, и не спешить к другим, от нас сокрытым… Хотя, присутствие настоящей цели в жизни могло бы придать ей смысл, вытащить человека из духовной спячки, наполнить его существование смыслом. То, как это случилось с Павкой Корчагиным, но не произошло с Мартином Иденом: «Самое дорогое у человека - это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире - борьбе за освобождение человечества".
acantharia

Deutchland

все побежали, и я побежал ц.
Они хотели поиграть с нами в ребусы? Ну, валяйте.

Легионеры бредут по дремучим муромским лесам и натыкаются на Германию, предводительницу стаи волков. Она отрезает голову павшему римлянину (дальше она будет почти всю историю носиться с этой головой: символ заимствованных у Рима имперских амбиций). Римляне оторопевают от такого варварства, затем в ярости бросаются на нее, но… Больше нам не показывают римский эпизод, но мы-то знаем, хде теперь эти римляне.
Это интро; дальше все эпизоды смонтированы калейдоскопически, без хронологического порядка. Но я изложу в порядке исторической хронологии.
Раннее Средневековье. Германия, облаченная в золотые доспехи, поднимает павших рыцарей, под своим знаменем, и бросает их в бой: символ восхода германской государственности (варварских государств и империи Карла Великого).
Позже Германия в тех же средневековых доспехах, верхом на коне, внутри готического собора ведет рыцарей теперь уже друг на друга: противостояние католиков и протестантов и Тридцатилетняя война.
Пир во время чумы. Священники жрут Германию, а под столом у них темница, которая больше напоминает преисподнюю, вокруг снуют полчища крыс: церковь была не просто бессильна против «черной смерти», но прямо способствовала тому масштабу, который приняло бедствие.
В другой сцене те же священники сжигают какого-то фрика на костре: «охота на ведьм». Затем они обнимаются с нацистами: типа одного поля ягоды.
Новое Время. Германия в пышном красно-золотом платье, держащая в одной руке голову римлянина (имперские амбиции), а другой рукой повелительно вскинувшая меч: господство Габсбургов.
В золотом платье с «крылышками» – цитата из фильма «Елизавета: Золотой век», но если там королева изображена пречистым ангелом, то здесь она обагрена кровью и развязывает войны.
20е гг ХХ века. Германия на вечеринке раздает кастеты рабочим, чтоб те избивали друг друга, развлекая ее. Пока рабочие дерутся, богатеи делают ставки. Это послевоенная разруха и серия путчей и восстаний, которая охватила Германию после Первой Мировой. Кровавость боёв означает жестокость противостояния правых и левых.
Нацистская Германия. Людей уничтожают в концлагерях, а в первую очередь евреев (на других заключенных – знаки нетрадиционной ориентации и политзаключенных [четвертый знак не разглядеть] – напоминание о том, что не только евреи пострадали от рук нацистов). Внимательность к мелочам: еврея играет Пауль Ландерс, который имеет чешско-польское происхождение. На заднем плане взлетают ракеты «фау-2», разработанные в Германии во Вторую Мировую в качестве оружия массового поражения (применялись в первую очередь для уничтожения гражданского населения Британии). В другой сцене нацисты сжигают книги; сожжение книг смонтировано одновременно с сожжением еретиков священниками, в знак единства природы этих явлений. Нацизм становится последней каплей среди выходок Германии: в конце эпизода ее вместе с нацистами расстреливают те, кого она попирала.
После этого Германия становится неполноценной и/или несвободной. Послевоенную ФРГ в инвалидном кресле катят по месту, похожему на мемориал жертвам холокоста, на плитах которого горят скелеты. Грусть на ее лице – чувство вины, которое до сих пор преследует немцев. Но имперских амбиций она из рук все равно не выпускает.
У ГДР дела идут, кажется, лучше, она веселится на тусе с Советами, хотя и не в качестве главной заводилы. Но в конце эпизода на всю вечеринку рушится потолок, после чего начинаются уличные погромы, а под барельефом Карла Маркса маршируют войска: «осень народов» и революционные события конца 80х.
Имперская Германия в образе супермодели в «костюме герба» (герб Германии – черная фигура орла с красными когтями и красным клювом, на золотом фоне), с венком триумфатора на голове и с пулеметной лентой вместо меча, – видимо, олицетворение воссоединенной Германии, утопающей в роскоши. От посягательств ее охраняют секьюрити-церберы ц. Однако местами кажется, что она шагает, словно слепая, и возможно, собаки – это ее поводыри, а спецназ – конвоиры. В этой сцене она особо кокетливо заигрывает с имперскими амбициями: сейчас деньгами и соблазнами она может купить все то, чего не смогла завоевать мечом.
Потом вдруг она оказывается закованной в цепи и захваченной в заложники трансвеститами, а спецназ ничего не может сделать. Общепринято считать, что это символизирует деятельность РАФ. А по-моему, это злободневное о современном положение вещей. Возможно, оба сразу для пущей злобности.
Роль Чтатов в судьбах Германии. Начинается с катастрофы Гинденбурга, на фоне которой шагают не слишком-то огорченные, а чем-то даже довольные, магнаты: катастрофа произошла из-за намеренного отказа Штатов продавать гелий Германии. Результатом стало закрытие программы дирижаблестроения в Германии, мировым лидером в которой она была до того. В другой сцене немцев, закованных в цепи, избивают американцы в американской же тюрьме, а сверху дождем сыплются деньги: символ «покупки» разорившейся в результате войн Германии американскими деньгами, по сути, непрекращающейся американской оккупации, обеспеченной американскими финансовыми вливаниями.
Далее два образа, с трудом поддающиеся расшифровке: Германия в одеждах, напоминающих монашеские, рожает собак, и мертвая Германия в хрустальном гробу на орбите Земли, которую находят космонавты вместе со скульптурами, изображающими ее прошлое. Образы как-то связаны, потому что в одной из сценок космонавты обнимаются с беременной Германией. Трудно расшифровываемые они потому, что они не про историю, а про будущее и какие-то отвлеченные размышления о судьбах. Интернетчики предлагают версию, что рождение собак – это отсылка к нынешней демографической ситуации, в которой немцы почти совсем не рожают, и правительство, чтоб решить проблему отсутствия следующего поколения, впустило в страну мигрантов, от которых, однако, получилось черте что. Но мне лично кажется, что такое прочтение – как-то слишком неизящно (грубо, примитивно) для Раммштайна: если б они имели что-то сказать против мигрантов, они бы изобразили их более человечно, но более злобно, в смысле, людьми, но монстрами – примеров и в этом клипе полно. В другой трактовке интернетчики заметили, что щенки – редкой немецкой породы, которая дважды была почти истреблена (после мировых войн), но возрождалась; поэтому щенки выступают символом возрождения. Моя мысль подсказывает вариант, что псы сопровождают Германию сквозь весь сюжет, в одном эпизоде даже выступают символом вместо нее, хоть и мельком: две собаки в противогазах, по всей видимости, обозначают Первую Мировую. Так что можно, в общем отрицательном контексте, прочесть так, что Германия, даже напустив благообразный вид, рожает зверье. В т же время, это единственный положительный образ во всем видео, и очернять его обидно. Поскольку тут чистый безграничный символизм, то фантазировать о его значении можно бесконечно.
В конце клипа почти все сюжеты заканчиваются погромами и хаосом. Показывают крупный план Золотой Королевы, и видно, что она плачет, хотя буквально перед этим повелевала солдатам идти в бой. Видимо, она сама не рада, что таков ее мир.
Образ, который я не расшифровала: Германия в белом мундире. Такое чувство, будто он отсылает куда-то в XIX век. Но почему она таком виде ходит по американской тюрьме?
acantharia

Махабхарата год спустя: что осталось в памяти

Мы бросили Махабхарату, когда окончательно стало ясно, что мы не можем болеть за «положительных» героев, и наши симпатии переметнулись всецело на сторону «злодеев».

Симптоматично, что мы бросили ее примерно на том же месте, на котором я когда-то бросила ее читать.

Если пересказывать Махабхарату одним предложением, то это сказание о том, как Шива поставил Кришну на место и спас от него землю.
Всю первую половину истории, пока Кришна сидел в Эдеме и философствовал, а предки Пандавов с горем пополам делали Пандавов, казалось, что Кришна весь такой насквозь положительный, а Шива довольно таки сомнительный, потому что от его благословений народу было больше проблем, чем пользы. Но потом Кришна полез на бренную землю под предлогом восстановления справедливости и защиты праведников, а на практике просто занялся политикой, в самом грязном ее виде, с лицемерием, жульничеством и двойными стандартами, усадил на трон Хастинапура свою марионетку, истребив всех хоть сколько-то более умных и своевольных соперников, и… и… и даже не понятно, зачем ему это было надо - неужели нельзя было прийти к власти в Хастинапуре более простыми и гуманными способами? Но в момент триумфа Кришны в зал вбежала Гандхари, получившая от Шивы за свои аскезы очередное благословение, и, воспользовавшись новоприобретенной суперсилой, наложила на Кришну ужасссссное проклятие, типа «получи, фашист, гранату». Фильм на этом кончается, однако сказание говорит, что проклятие действительно сбылось, и, таким образом, справедливость восторжествовала. В результате обобщенная мораль всей истории получается такая: сиди, Кришна, в своем Эдеме и философствуй, а в дела людские не лезь, ибо от тебя им только хуже будет. Шива сидит на своем Кайласе и ни к кому не лезет; это люди к нему лезут, сами, и все время чего-нибудь клянчат. Если очень клянчат, то он выдает, однако не очень охотно, и всегда как-нибудь крайне отвлеченно, без указаний, когда и как благословения должны сбываться; а люди должны сами додумывать, как добиваться сбычи благословений. Приходит принцесса Амба: «Хочу мЕсти». «Да будет тебе твоя месть», - отвечает Шива. Но только через 50 лет и в другой жизни. Приходит Гандхари: «хочу 100 сыновей». «Да будут тебе твои 100 сыновей», - отвечает Шива. Но только после 3-летней беременности и специального доращивания эмбрионов в инкубаторе. Последнее благословение (второе благословение Гандхари) было вообще предельно абстрактно - просто суперсила, которую Гандхари могла потратить на что угодно. Потратила на изгнание Кришны с бренной земли. И снова такой щекотливый двусмысленный момент: ведь могла же она потратить благословение на что-нибудь положительное, например, защитить своих сыновей в бою, или чтоб вообще предотвратить/погасить вражду, разве нет? а она потратила на то, чтоб отомстить. Опять, вроде как, от благословений Шивы всем больше проблем, чем пользы. Но – справедливость-то все-таки восторжествовала! И при тактическом проигрыше все-таки стратегический выигрыш – ликвидация Кришны как главного рассадника неприятностей; не дойди до этого, останься он на Земле, так ведь продолжил бы и дальше сеять хаос и плести интриги. В общем, вид у Шивы не самый приятный, однако отдаленные последствия положительны; у Кришны – наоборот.