Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

acantharia

оптимизация медицины и ее плоды

как-то совпало.

https://www.rbc.ru/newspaper/2017/04/10/58e4feb59a794722462a85aa
"если власти продолжат закрывать больницы такими темпами (353 в год), к 2021–2022 годам количество медучреждений в стране достигнет 3 тыс., то есть уровня Российской империи в 1913 году."



"Количество больниц и коек уменьшается, соглашается Мелик-Гусейнов, но эти цифры нельзя увязывать с доступностью медицинской помощи и качеством лечения пациентов. Главный показатель — количество госпитализаций и оно растет, указывает он. Например, в Москве в 2016 году выписалось на 96 тыс. человек больше, чем в 2015 году. Это значит, что, хотя мест становится меньше, используются они эффективнее. Каждая койка должна быть загружена на ​85–90%, подчеркивает эксперт: если она простаивает, от нее необходимо избавиться."

85-90%, Карл.
Предлагаю такое сравнение. Я бегло нагуглила, что в 2016 году атомные электростанции были загружены на 81%. И это считается много, "Мощности АЭС в России используются активнее всего" (ц https://www.vedomosti.ru/business/articles/2017/09/26/735307-otlozhit-zapuski-aes)
Почему никому не приходит в голову загружать АЭС на 90-100%? Потому что АЭС имеют свойство, если что идет не так, лопаться, разбрызгивая вокруг себя несколько сот тонн радиоактивных веществ. Люди их ужасно боятся, поэтому не хотят доводить АЭС до такого состояния, чтоб они лопались. И все как-то без лишних объяснений понимают, что если заставить АЭС работать на 100%, она станет более уязвимой, она будет быстрее изнашиваться, а главное, не сможет реагировать на перепады напряжения в сети (малейшее повышение спроса приведет к перегрузке станции). Потому никому не приходит в голову требовать повышения эффективности АЭС хотя бы до 90%, несмотря на то, что производство атомных мощностей очень дорого стоит, и 20% из них простаивают вхолостую.

А вот люди, в отличие от энергоблоков, не имеют свойства лопаться при перегрузке, поэтому в отношении них считается допустимым "оптимизация" с загрузкой на 100% и сокращением тех, кто "недозагружен". Результат?

про результат читаем здесь https://erema-o.livejournal.com/789537.html

"в Москве было 20 отделений гнойной хирургии. На весь город осталось ДВА: в 15-й и 29-й больницах. Операции идут круглосуточно. "

"Мне дали направление в поликлинике. Не на скорой - ехать пришлось самой. Три часа просидела в приёмном отделении с температурой.
Ещё через три часа после госпиталицазии, в 12 ночи, мне сделали операцию".

"Отделение занимает седьмой этаж четвёртого корпуса. Палаты вперемежку: женские и мужские. В палатах по 6 человек. Иногда поступившие с утра по несколько часов сидят в коридоре, ждут, когда выпишут предыдущих. В палате раковина. Туалетов и душей нет.
Туалет один в конце коридора - 4 кабинки, <..> туда ходят и мужчины, и женщины. Все в один. И на каталках, и на костылях, и с ранами на животе, и в любом другом месте: кто сесть не может, кто не может согнуться, все в одно место. Душ один, от него один ключ - и его забирают мужики, потому что в душевой комнатке есть окно, и они ходят туда курить. А весь дым идёт в туалет и в коридор, и в палаты напротив. Медсёстры ничего поделать не могут - они и так едва успевают справляться с потоком задач. Весь день бегают, как заведённые".

"В субботу работают не две перевязочные, как с будни, а одна. Перевязывают один врач и две, кажется, медсестры. Перевязки длятся с восьми до часу. Причём в перевязочной одновременно несколько больных. Кого сидя, кого на низком столе, кого на высоком. Темп - будто из пулемёта стреляют. Врача и сестёр после этого выжимать можно. "

"В палатах нет тревожных кнопок. Сестры на посту почти никогда нет. Если что случится - дозваться помощи почти нереально, если только из палаты кто-то не подорвётся и не побежит на поиски."

"Врач сказала ходить на перевязку в дневной стационар. Приехала на другой день. Дневной стационар - блеф. Очередь из пятидесяти человек сидит в узеньком коридорчике - а перед этим ещё надо в приёмную, затем в какой-то десятый корпус оформлять бумаги на поступление в дневной стационар - и только потом ты можешь сеть и часов пять ждать перевязки."

зато койки загружены на 90%.

_____

байзэвэй, когда мы с Докой 9 лет назад лежали в детской инфекционке, там был такой же звездец. Но по графику оно и видно: уже тогда количество больниц сократилось на треть.
acantharia

(no subject)

"Палаты врачевания" (Houses of healing) - самая (единственная) тупая глава во "Властелине Колец". Потому что я не могу принять всего этого.
Понимаете ли, у них в огороде растет чудо-трава, один только запах которой способен исцелить самые ужасные болезни; а лучшая медицина самого продвинутого города всего Средиземья в течение тысячи лет (тысячи!) в упор ее не замечает, типа "а, это сорняк какой-то, любители из него чай заваривают". Потом из леса вылезает некий бомж, которого здесь впервые видят, и читает лекции образованным медикам о том, что они дундуки, раз не знают про чудо-сорняк. И.... оказывается, для того, чтоб вылечить ужасную неизлечимую болезнь, против которой тысячу лет была бессильна лучшая медицина, достаточно просто заварить чай, взять больного за руку и сказать ему пару ласковых правильным тоном.

Я не знаю, чего Толкиен пытался этим сказать. Хочется сказать ему, как пан Кмитиц священнику: "доброе у вас сердце и большое, но занимайтесь лучше молитвами, а пушками заниматься предоставьте артиллеристам". В смысле, Толкиен весь такой лингвист и гуманитарий, и представляет себе естествознание совсем уж запредельно наивно. Это егошное "тот, кто разрушает предмет, чтоб понять, как он устроен, сходит с тропы мудрости": типа правильное естествознание - это медитативно сидеть перед изучаемым предметом, погружаясь в него мыслью, и оно типа всё само поймется, как надо. И правильная медицина тоже должна быть сродни магии: мы просто поговорим, и всё само пройдет.
Не знаю...
Когда Элронд лечил Фродо, мне так и представляется Элронд сначала с рентгеновским аппаратом, потом в операционной (и, кстати, хочется тут вспомнить, что рентгеновский аппарат был изобретен и внедрялся примерно во времена Первой Мировой, участником которой был Толкинен. И мне кажется, это действительно должно было восприниматься, как чудо: ничего не трогали и не потрошили, и - оп! - уже видят на экране все внутренности. Так что здесь тоже может быть отражение реальных впечатления Толкиена от тех времен). И понимаешь, что у Эльфов вполне могут быть технологии намного выше, чем у хоббитов или даже людей. А тут просто вопиющее позорище гондорцев, не имеющее никаких оправданий, никак не совместимое с высоким уровнем военного дела в Гондоре, и затеянное Толкиеном лишь потому, что ему надо было показать крутизну и превосходство Арагорна (да вот только не показалось там ничего, потому что нет ничего крутого в том, чтоб быть немного умнее круглых идиотов).
acantharia

биотехнологии

круто о_О

В 2010 году в США был разработан имплантируемый в организм больного гемодиализный аппарат. Аппарат, разработанный в Калифорнийском университете в Сан-Франциско имеет размеры в целом соответствующие размеру человеческой почки. Имплантат, помимо традиционной системы микрофильтров, содержит биореактор с культурой клеток почечных канальцев, способных выполнять метаболические функции почки. Прибор не требует энергообеспечения и работает за счёт давления крови пациента. Данный биореактор имитирует принцип работы почки за счёт того, что культура клеток почечных канальцев находится на полимерном носителе и обеспечивает обратную реабсорбцию воды и полезных веществ, так же как это происходит в норме. Это позволяет значительно повысить эффективность диализа и даже полностью отказаться от необходимости трансплантации донорской почки

но пока еще не так круто, как могло бы быть. Но всё равно полный улёт!
acantharia

требуется благотворительность

Типа репост, но не совсем.

Пришло вот такое письмо на ящик:

Здравствуйте! Меня зовут Сергеева Татьяна Викторовна я мама маленькой девочки Сергеевой Есении Александровны 27 октября 2009 года. Мы из города Пскова. Так случилось, что я воспитываю доченьку одна и борюсь всеми силами с её заболеванием — у Есении ДЦП. Доченька родилась глубоко недоношенной в 29 недель 43 см и 1734 г. Беременность проходила хорошо, в 29 недель мне сделали последнее УЗИ на котором было все отлично я зашла к врачу он меня осмотрел и отправил в декрет. Я успела доехала до дома, легла спать и… отошли воды. Я в шоковом состоянии поехала в роддом. Там вместо того что бы сделать экстренное кесарево, меня продержали почти сутки и сказав что больше ребенок без вод не протянет решили стимулировать роды… так простимулировали, что я чуть не родила в предродовой… Глубоко недоношенная дочка была очень маленькой и хрупкой поэтому во время родов у неё было кровоизлияние в мозг и травма шейного отдела (было смещено половина шейных позвонков.) Состояние дочки было крайне тяжелое, дочка не могла сама дышать — легкие не раскрылись. Горе и боль которую пришлось пережить после рождения дочки сейчас очень тяжело вспоминать, помню, что перестала реветь возле кувеза дочери, взяла себя в руки и выходила её в отделении недоношенных на удивление быстро всем врачам, и в полтора месяца мы были уже дома. Несмотря на регулярные занятия ЛФК, курсы массажа нам не удалось избежать тяжелого диагноза и в год ребенку поставили ДЦП и дали инвалидность. Пока мы лежали в больнице, папа Есении бросил нас — больной ребенок ему оказался не нужен.
Collapse )

Допускаю, что это разводка какая-нить, но фоты и документы к письму прилагаются. Хмм, а я даже возьму да и приаттачу пару фот:
Collapse )

_______________________________________________________________

возможно, кому-то из френдов это покажется не безынтересно.
acantharia

стоматология

Я два года просила починить мне мою несчастную нижнюю шестерку. Два года! И в прошлом году просила, и даже в позапрошлом. Нет, заверяли меня, у вас там все в порядке, все в порядке. Ага.
Пришла в пятницу снова жаловаться на этот зуб - врачиха только его тыкнула, сказала: ставим мышьяк. Выходные отходила я с мышьяком, челюсть начала мало по малу болеть, так что в воскресенье уже стало неуютно. Вчера поперлась к врачу второй раз. Зуб раздраконили так, что от задней стенки осталась малюсенькая дуга, а все остальное - пустоты. Десну покромсали, пошла кровь, так что пришлось пломбирование отложить еще на день: канал прошли, а сам зуб снова закрыли временной пломбой. Сегодня ходила с утра пломбировать. Челюсть под зубом болела уже конкретно, даже опухла. Пока снимали временную пломбу, снова пошла кровь, так что пришлось обрабатывать какой-то кровоостанавливающей хренью. Наконец, до полного щщазтья, оторвали оставшуюся от задней стенки зуба дугу. Так что от зуба теперь осталась печального вида половинка; внутренний бугорок на нем даже не стали пытаться восстанавливать, только закрыли скол пломбой. Тут уже, наверно, только коронка поможет.
Пришла домой, нажралась темпалгина. Интересно, заживет ли моя раздутая челюсть, или каюк моему зубу.
acantharia

(no subject)

Кого-то бесит выражение "плохая экология", а меня лично бесит вошедшее в моду выражение "диагноcтирована онкология". Очень часто журналы им пестрить начали.
Дело в том, что онкология диагноcтирована быть не может, онкология - это наука. Диагноcтирован может быть рак.
Но еще можно понять простых смертных, когда они употребляют такое выражение, потому что они это делают вслед за медиками; а вот медикам простить "диагноcтированную онкологию" никак не можно.
acantharia

из истории семьи

это рассказала мне бабушка со слов своей бабушки, моей прапрабабушки.

Отец Николай был гарнизонным священником*. Либо его отец, либо его дед - точных сведений не сохранилось - получил потомственное дворянство за доблесть, проявленную на поле боя.
Отец Евгений, сын Николая, был гарнизонным священником в местечке Березовый Рядок под Петербургом. Он был крупный, рыжий, белокожий мужчина, бабник, пьяница, картежник и сквернослов, но человек безусловно талантливый, потому что когда он читал проповеди, рыдали все, и даже бабушка. Себя любил нежно, носил шелковые рясы, хорошее белье, каждый день мылся. У него была особенность - один зрачок неправильной формы, похожий на восьмерку.
Екатерина Гавриловна была ему по плечо, лицо правильное, фигура складная; человек исключительно порядочный и добрый. Она была дочь деревенского дьячка и хорошо знала травы, была травницей.
Екатерина Гавриловна ушла из отцовского дома, взяв с собой только сапоги, и пошла пешком в Петербург. Здесь она познакомилась с одной женщиной, которая попросила ее присмотреть за отцом Евгением, что тот меньше пил. Вскоре отец Евгений женился на Екатерине Гавриловне**.
Замужем Екатерина Гавриловна работала в гарнизонном лазарете и прославилась тем, что выхаживала самых безнадежных больных.
Жили они в достатке, у них был двухэтажный дом, денщик, кухарка, две няньки, "девяносто девять штук птиц и сотый поросенок". Екатерина Гавриловна часто носила еду в лазарет для тяжелобольных.
Однажды к ним в лазарет попал умирающий солдат-чех Иван Межлаук (прапрабабушка звала его "Алле"). Он был еще совсем юный. Умирал он какого-то тяжелого почечного заболевания, очень запущенного. Екатерина Гавриловна упросила врачей разрешить ей выхаживать его. Так как Межлаук все равно умирал, ей разрешили.
Лечила она его травами - шиповником и можжевельником - и вылечила. Болел он долго, около полугода, и за это время очень привязался к своей спасительнице. Потом вылечился и уехал, а вернулся красным комиссаром, то есть человеком почти всемогущим. И сказал: "Екатерина Гавриловна, сейчас любую вашу просьбу могу выполнить. Желайте!"
А ее любимая старшая дочь Ольга перессорилась с отцом Евгением и уехала в Казань. Ольга Евгеньевна закончила Смольный институт благородных девиц и была человеком образованным. В Казани ее взяли на пороховой завод. Она снимала комнату и подружилась со спиритистами. Спиритизмом тогда занималась вся как российская, так и зарубежная интеллигенция. А Екатерина Гавриловна, как человек верующий и здравомыслящий, считала все это шарлатанством.
Она и попросила Ивана Ивановича отыскать ее дочь и вернуть в лоно семьи. Однако Межлаук был человек занятой и во времени ограниченный, поэтому, приехав в Казань, он отыскал Ольгу Евгеньевну, жениля на ней и уехал с ней в Москву.
Они прожили вместе года три, потом разошлись. Она родила ему двух мальчиков, которые умерли сразу после родов.
В это время уже начались гонения на попов. Иван Иванович еще раз съездил в Березовый Рядок и тайком увез Екатерину Гавриловну. На следующий же день отца Евгения арестовали и сослали в Соловки. Про Екатерину Гавриловну никто не вспомнил, а все дети, кроме Ольги Евгеньевны - их было еще пятеро - умерли. Екатерина Гавриловна уехала в чем была, захватив с собой несколько любимых фотографий (эти фотографии до сих пор хранятся в семейном архиве), и всю жизнь ждала ареста и тюрьмы.
Карьера Ивана Ивановича Межлаука и его брата была типичной для своего времени. Их обоих расстреляли в 30е годы. Иван Иванович, пока был жив, нечасто - раз в полгода - навещал Екатерину Гавриловну. У Ольги Евгеньевны к этому времени было еще два мужа. Один из них, и оба его ребенка тоже, умерли от болезни. Со вторым она разошлась. Именно от него и родилась Адель Борисовна. Никаких официальных связей с Иваном Ивановичем у Ольги Евгеньевны уже не осталось.
В последний раз Межлаук заезжал в 1932 году. Моя бабушка запомнила его, хотя ей было всего четыре года: он был большой и очень грустный. Он поднял ее на руки и сказал: "А у меня так и не было детей".
Екатерина Гавриловна умерла в 1943 году в Шадринске, в эвакуации. Она наложила на себя руки, чтобы не быть обузой для дочери и внучки.
А Ольга Евгеньевна и Адель Борисовна работали во время войны на Московском автомобильном заводе. Адель Борисовна устроилась туда, чтоб получить рабочую карточку, ведь жили очень бедно. Их эвакуировали в Шадринск.
Там к ним на завод приезжал сам Лихачев. Он устраивал разнос начальству. Бабушка проходила мимо и услышала отборный мат - это Лихачев честил начальство; а какой-то рабочий остановился рядом, и, послушав, сказал: "Да, какой у нас директор! Умный мужик!"
Через некоторое время Адель Борисовна устроилась на лесопилку. Она работала в цехе, где специальные агрегаты счищали кору с деревьев. Бабушка всегда была немного невнимательной. По рассеяности она оперлась рукой на один из этих агрегатов и получила травму - с ее ладони содрало почти всю кожу. А больницы нету! Ей промыли руку водкой, и она одела перчатку. Бабушка не могла снять перчатку несколько дней; а когда это, наконец, вышло, рука уже заживала. Так она спасла свою руку. А через некоторое время врачи сказали, что если бы перчатки не было, началась бы гангрена.
После войны Ольге Евгеньевне и Адели Борисовне удалось каким-то чудом вернуться из эвакуации в Москву. Им досталась малюсенькая комнатка, не больше восьми квадратных метров. В комнатке не было даже отопления. В ней жили Ольга Евгеньевна, ее приемная дочь Майя и Адель Борисовна.
В комнатке у них была кровать - меньше двуспальной, но больше односпальной - на ней спали вдвоем; стол и примус на тумбочке. Третий спал на полу на тюфяке.
Они вернулись, чтоб Адель Борисовна могла учиться. Она поступила в педагогический институт.
Адель Борисовна и зимой, и летом ходила в институт в юбке, телогрейке и калошах на босу ногу. Иногда к ней в гости приходили друзья-студенты. Адель Борисовна варила большую кастрюлю самых дешевых макарон из серой муки и заправляла их постным маслом: сливочное было слишком дорого. Макароны уничтожались мгновенно, и студенты утверждали, что ничего вкуснее они не ели.
Через некоторое время у Ольги Евгеньевны появилась аллергия. Она решила, что в этом виновата среда ее проживания, то есть Москва, и захотела вернуться в Ленинград. Переехали в 1955 году и поселились на Большой Подъяческой улице***. Ольга Евгеньевна начала пить.
Теперь работала Адель Борисовна. До 1955 года она работала в школе и подрабатывала в вечерней школе милиции. Ее учениками в школе милиции были увешанные наградами мужчины, прошедшие войну, а она должна была учить их физике. Многие из ее "учеников" ушли на войну, не закончив школу. На уроках ответы состояли наполовину из мата, так что Адель Борисовна, пока не привыкла, ходила лилово-красная. Объясняя новый материал, она старалась брать доходчивые примеры: когда проходили дроби, например, "ученики" делили литр на двоих, троих и т.д., меняли сторублевую банкноту более мелкими купюрами. Когда один из них понял, что такое дробь, он воскликнул: "Дробь - это ассигнация более мелкого достоинства!"
В конце года сдавали экзамен по физике. Это нужно было для получения звания. Адель Борисовна написала целый лист умных слов (конденсатор, трансформатор, электро-магнитное поле...) и заставила выучить наизусть.
В приемной комиссии сидели генералы, убеленные сединами. Бабушкины "ученики" выходили вперед и громким голосом произносили все, что помнили. Экзамен сдали все.
Приехав в Ленинград, Адель Борисовна работала в школе. Но вскоре родилась Ольга Александровна, моя мама, и тогда работу в школе пришлось оставить. Адель Борисовна заболела скрытой формой туберкулеза. Чтобы ее дочь не заразилась, она послала ее в санаторий, где та прожила три года, а сама пошла на работу в НИИ метрологии в Гатчине, занялась купанием под открытым небом и купалась до глубокой осени. Так и вылечилась.
Ольга Александровна родилась весом 5,600. Врач, принявший ее на свет, поднял ее на руки и побежал по коридору с возгласами: "Смотрите, какую королеву я вытащил!". Он предлагал Адели Борисовне удочерить девочку. Он сказал: "Отдайте ее нам. У нас с женой нет детей. Она будет нам как дочь. Мы обеспеченные люди, она не будет знать нужды". Но бабушка отказалась. Она говорила: дочь стала для нее щитом, которым она отгородилась от всего - от матери-алкоголички, от мужа, не умевшего работать, и от чудовищной усталости, в которую тогда превратилась ее жизнь...



* Отец Николай Кедринский - протоиерей, царский духовник, настоятель Гатчинской дворцовой церкви. Это насколько мне удалось выяснить. По-хорошему, надо бы пошарить по архивам.
** в другой беседе бабушка говорила, что отец Евгений обесчестил Екатерину Гавриловну, и лишь после этого женился на ней. Он всегда относился к ней непочтительно.
*** комната на Большой Подъяческой была домом Адели Борисовне 40 лет. Во время приватизации комната перешла в частную собственность, а в середине 90х ее удалось поменять на отдельную квартиру. Комната была типичной для старой застройки: высокий потолок, два узких окна, двустворчатая дверь. Фанерная перегородка делила ее на две малюсенькие комнатушки.
Я до сих пор помню дух бабушкиной комнаты: маленький ковер над диваном, высокая этажерка, старинный книжный шкаф, громкое тиканье совветского будильника, занавесь в коридорчике, образовавшимся между дверью и одной из половинок комнаты... Этажерка и шкаф стоят сейчас у меня дома.

_______

текст записан лет 10 назад, еще в школе, под диктовку моей бабушки. Был еще один лист текста, но его нет в найденной мною копии; может быть, он потерялся, может, еще надйется.
Последний абзац и комментарии написаны мной.
Есть еще ее собственные биографические записи и мемуары, в которых я пока еще не разбиралась.
acantharia

(no subject)

Башка день ото дня становится все более ватная. Не могу ни говорить, ни писать, ни вообще соображать. В ЖЖ вон уже недели три ни одной толковой записи хотя вам, наверно, от этого только хорошо, флудилище угомонилось. Над самыми банальными тупыми житейскими вопросами начинаю соображать минутами. Например, над вопросом медсестры "А вы кто?". Или над объяснениями в регистратуре о том, что мне дают несколько статалонов, которые будут действительны в течении месяца. Стою в повисшем состоянии, и до меня не доходит. Гамать могу только в танчики и в пасьянс паук (правда, танчики я прохожу так, чтоб без потерь, а паук раскладываю с целью доказать, что в нем нет неразгадываемых раскладов).
Странно, что на этом фоне просыпается аномальный интерес к математике, да не просто интерес, да еще и с пониманием. Например, до меня, наконец, дошло, каким образом логарифм и экспонента - обратные друг к другу функции.