Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

acantharia

(no subject)

Сформулировала для себя разницу между понятиями "актер" и "артист".

Актер - это мастер перевоплощений; его задача - изображать других людей. Актерское искусство - это, в некотором смысле, искусство мимикрии. Одним из высших пилотажей здесь можно назвать пресловутую ситуацию, когда один актер играет другого, находящегося вместе с ним на экране (Хелена Бонэм-Картер/Эмма Уотсон; Эванс/Хиддлстон).
При этом не важно, и мы можем вообще не знать, каким человеком является сам актер. Он, наверно, должен быть, как минимум, достаточно умным и проницательным, и психологом, чтоб разбираться во внутреннем мире и поведении других людей и потом изображать это. Но это только догадки.
Еще мы можем не знать даже, как сам актер выглядит. У него даже облик меняется и становится обликом другого человека.

Артист - это человек, который делает произведение искусства из самого себя; он постоянно находится в роли - самого себя. Тут вопрос не в том, чтоб убедительно изобразить другого, а в том, чтоб придать художественную значимость самому себе. Артист фифти-фифти состоит из природных дарований и искусственных надстроек, которыми он усовершенствует "натуральную базу", как... ммм... деликатес в сервировке. Его образ, который он из себя лепит, служит ретранслятором внутреннего содержания так же, как произведения других форм изобразительных искусств, типа, там, живописных или музыкальных.
Поэтому артисты часто перекочевывают из фильма в фильм в одном и том же образе, и им часто на это пеняют, что они, дескать, плохие актеры, ничего не могут изобразить. Хотя на самом деле по части выразительности, эмоциональной экспрессивности артист может не уступать актеру, ведь для него так же важно показать личность, просто личность он показывает все время одну и ту же - свою.
Эталонный образец артиста - Мерилин Монро. Да вообще, голливудские суперзвезды - это в основном артисты, а не актеры.

Люди до сих пор так и не поняли механизм воздействия искусства на самих себя, почему художественная деятельность одних людей врывается в сознание других и сводит их с ума вызывает в них бесконтрольную любовь, а попытки других копировать эту деятельность, порой пошагово, до мелких деталей, оставляют всех равнодушными. Поэтому настоящее искусство и настоящих деятелей искусства не удается запустить в тираж. Можно научиться быть хорошим композитором или художником, но гениальным композитором или художником можно стать только самому. Так же и с артистами.
Поэтому для актера самая неблагодарная задача - играть другого артиста: у того слишком неповторимая, яркая и узнаваемая личность, которая, к тому же, всем хорошо знакома. Менее яркого человека можно было бы как-то интерпретировать, вносить изменения в личность; а в случае артиста все отклонения от образа-оригинала сразу будут слишком заметны, и это в любом случае будет подделка, и ясно, что лучше самого артиста его образ всё равно никому не сделать.

Еще меня спросили: а что тогда такое "актер одной роли"?
Отвечаю: это актер, которому дали поиграть очень мощную роль, исключительно мощную роль, какую-нибудь выдающуюся вымышленную личность с очень богатым и сложным внутренним миром, и вообще яркую. При этом эта роль не равна личности самого актера. Актер в такой ситуации всё-таки играет кого-то другого, а не себя. Пример - мой любимый Принц и Том Хиддлстон.
А "актерами одной роли" они становятся только потому, что такие роли - большая редкость, актеру повезет, если ему удастся хотя бы раз в жизни сыграть что-то подобное. Актер будет и дальше работать и изображать других людей, но просто они не будут такими яркими, и их просто не будут замечать на фоне "одной роли".
acantharia

(no subject)

Мне кажется, что коммунисты начала ХХ века - это было "альтернативное движение", субкультура, вроде панков, там, или готов, или хиппарей каких-нибудь. Они, может, рок-песен не пели.... хотя свои рок-звезды у них тоже были, типа Маяковского. Ну и Владимир Ильич, зажигательно вещающий с броневика...
Совок можно рассматривать как случай, когда субкультура захватила _государственную_ власть и получила инструменты принуждения остального общества к своим идеалам, ценностям и правилам. Представьте, что если бы президентский аппарат/дума оказались вдруг все поголовно составлены из готов, и они бы объявили, что только мрачный готический человек является правильным, эталонным образцом Человека, остальных надо либо превращать в готов, либо истреблять; и начались бы терки внутри самой субкультуры, кто труЪ, а кто не труЪ, результаты этих терок стали бы мало-помалу превращаться в бюрократизированные регламенты.
Как мы видим по другим субкультурам, какие-то идеи и образы могут сначала захватывать общественное сознание и вдохновлять, потом угасают, потом могут снова возродиться в какой-то новой ипостаси и снова захватить массовое сознание. Когда они остаются альтернативными субкультурами, они не используют других инструментов, кроме эмоций - вдохновения, харизмы, художественной образности... И даже если есть какая-то рациональная подоплека, она преподносится через призму эмоций, нерационализируемого и невербализуемого художественного восхищения. А когда совки дорвались до государственной власти, они все это превратили в рациональный регламент, и вдохновенный поток подсознания выродился в формальное соответствие заданным критериям.
Ведь мифический правильный советский человек времен восхода Совка - это очень вдохновенный и вдохновляющий образ: человек свободный, счастливый, посвящающий себя продуктивной работе, искусствам, наукам, любви и красоте. В позднем Совке всё стало расписано: где он должен работать, как он должен выглядеть, что думать, кого и как он должен любить... До кучи еще _должен_ радоваться соответствию предписаниям; а если не радуется (или тем более не соответствует), то поганый предатель общественных идеалов и подлежит элиминации. А когда в регламенте так часто повторяется слово "должен", он перестает вдохновлять, превращается в обузу, в тот самый диктат и лишение свободы, с которым формально первично был призван бороться.
acantharia

(no subject)

Глава 1-07 «В доме Тома Бомбадила»
Златеника.
"В кресле в дальней части комнаты, лицом к двери, сидела женщина. Ее длинные желтые волосы мелкой рябью ниспадали по плечам; она была одета в зеленое – светло-зеленое, как молодые камыши, и расшитое серебром, подобно каплям росы, - и подпоясана золотым поясом в форме венка из кувшинок, присыпанных глазками незабудок. У ее ног в зеленых и коричневых керамических сосудах плавали белые водяные лилии, так что сидела она словно на троне посреди озера."

Растение-талисман главы – водяные лилии, лейтмотив – чары воды, домашний уют у очага, когда за окном проливной дождь.

Для образа Златеники, хозяйки дома, Толкин, как мне кажется, адаптировал образ Офелии: «Есть ива над потоком, что склоняет седые листья к зеркалу волны; туда она пришла, сплетя в гирлянды крапиву, лютик, ирис, орхидеи… Она старалась по ветвям развесить свои венки; коварный сук сломался, и травы и она сама упали в рыдающий поток. Её одежды, раскинувшись, несли её, как нимфу; она меж тем обрывки песен пела, как если бы не чуяла беды или была созданием, рождённым в стихии вод»
Разница в том, что Офелия связана с трагедией и смертью, а Златеника – с радостью и жизнью.

Кто такая Златеника внутри мира Арды – вопрос, на который у меня нет ответа. Она выступает в роли своеобразной речной нимфы; наиболее вероятно, что она кто-то из младших майар. Хотя если учесть, что ее супруг Том Бомбадил – пришелец из другой вселенной (игрушка детей Толкина, которую занесло в Арду по воле ее создателя), то можно допустить и более экзотическую версию: что Златеника – это, так сказать, душа Офелии, переродившаяся в Арде в качестве Дочери Реки, кем ей предрекали быть в исходнике у Шекспира

«Собираю [лилии] каждый год на закате лета
В чистом озере, каких больше в мире нету;
Там и милую свою я когда-то встретил,
Вдруг услышав голосок, невесом и светел:
Это в чаще тростника пела Дочь Речная,
И сердечко застучало, Тома ожидая…»

Образ Офелии часто привлекал романтических живописцев XIX века. Про картину «Офелия» Джона Милле пишут: «Считается, что пейзаж «Офелии» — квинтэссенция английской природы. Милле создал его у реки Хогсмилл, в графстве Суррей, проводя у мольберта по 11 часов в день». Мне кажется, не просто так у Толкина, который вообще любит живописный ландшафт, оказался сходный образ девы-среди-водяных-лилий, пусть и переосмысленный через нерушимый толкиновский оптимизм.


by Georges Roussin


by Jules-Élie Delaunay


Маковский


by Friedrich Wilhelm Theodor Heyser


by John Everett Millais
acantharia

(no subject)

После очередного похода с Докой в Русский музей, я внезапно склонилась к мысли, что не нужны никакие иллюстраторы ВК, когда у нас есть Русский музей. Всё, что можно нарисовать, уже нарисовано до нас.

"Солнце начало потихоньку клониться к вечеру, и землю заливал послеполуденный свет, когда хоббиты спустились с холма. До сих пор на дороге не встретилось ни единой живой души. Путь этот почти не использовался – он едва ли годился для повозок, к тому же в Лесной Удел народ путешествовал мало. Ещё чуть больше часа хоббиты не спеша брели по дороге вперёд, и вдруг Сэм остановился на миг, будто прислушавшись. Местность вокруг стала ровной, дорога после долгих петляний устремилась прямиком через луга, и лишь редкие высокие деревья предвещали приближение лесов."


ну это классика... Шишкин "рожь"

"Внезапно хоббиты вынырнули из-под деревьев и оказались на широкой круглой площадке. Над головами, к их удивлению, было чистое синее небо, ведь под пологом леса они не могли видеть, как восходит утро и рассеивается туман. Солнце, однако, еще не успело подняться достаточно высоко, чтоб осветить прогалину, хотя его лучи касались верхушек деревьев. Листва по опушке была еще гуще и зеленее, замыкая поляну почти сплошной стеной. На самой поляне не росло ни одного дерева, лишь грубое высокотравье: стержни и вялые листья болиголова, купырь, кипрей, сеющий пушистые семена, разбушевавшаяся крапива да чертополох. Безотрадное место; но оно показалось очаровательным, радостным садом после чащи Леса. "




Шишкин "Травки"

"Весь тот день, до ранних холодных сумерек, они брели вперед. Земля становилась суше и беднее, а позади над болотами вставали туманы. Несколько унылых птичек вскрикивали и попискивали, пока красный диск Солнца тонул в сумраке запада. Потом воцарилась мертвая тишина. Хоббиты вспоминали о приветливом закатном свете, заглядывающем в весёлые окна Бэг-Энда – где-то далеко-далеко отсюда."


Саврасов "Закат над болотом"

"Вдали на юге Фродо различал очертания высоких гор, как будто преградивших путь Отряду. С левого конца этого высокого хребта вздымались три пика. Ближайший, самый высокий из них, стоял, похожий на укрытый снегом исполинский зуб. Его громадные голые северные склоны по большей части ещё кутались в тени, но там, где солнечный свет уже коснулся их, они пылали алым." (Кольцо уходит на юг)
"Утро перешло в полдень, а Отряд всё бродил и карабкался в пустынных краснокаменных землях. Нигде не бросался в глаза отблеск воды, не слышалось её журчание. Вокруг было уныло и сухо. Путники упали духом. Они не замечали ничего живого, даже птиц в небе; но никто не смел даже думать о том, что может принести ночь, если она застигнет их в этой потерянной земле." (Путь во мраке)


Куинджи "Казбек вечером"

"Так Отряд продолжал свой долгий путь, повинуясь широким и быстрым водам, уносившимся на юг. На обоих берегах стояли голые леса, ничего общего не имевшие с оставленным позади. Бриз утих, Река текла бесшумно. Ни один птичий голос не нарушал тишину. К вечеру солнце подернулось дымкой, заблестев в бледном небе высокой белой жемчужиной. Потом оно погасло на западе, настали ранние сумерки, за которыми пришла мрачная беззвёздная ночь. Еще много тёмных тихих часов плыл Отряд, направляя лодки под нависающими тенями западных лесов. Большие деревья привидениями проносились мимо, протянув свои скрюченные, томимые жаждой корни через туман к воде. Было тоскливо и холодно. Фродо сидел и слушал негромкий плеск и бульканье Реки, волнующейся около берега среди древесных корней и упавших веток, пока не начал клевать носом, а потом забылся неспокойным сном."


Васнецов "Северный край"

"С портика на вершине террасы открывались за рекой зелёные луга Рохана, тонущие в далёком мареве. Ветер сносил завесы дождя. Небо в зените и на западе до сих пор темнело грозой, и молнии вдалеке сверкали среди вершин невидимых холмов. Ветер поменялся на северный, и буря, налетевшая с востока, ослабевала и катилась теперь на юг, к морю. Внезапно сквозь разрыв в тучах пробился луч солнца. Низвергающиеся ливни засияли серебром, и далёкая река вспыхнула, как искрящийся хрусталь".

Васильев "После дождя. Проселок"

"Наконец, сгустилась кромешная тьма: сам воздух казался черным и тяжелым для дыхания. Когда возникли огни, Сэм протёр глаза – решил, что в голове помутилось. Сперва он заметил огонёк краем левого глаза – бледный язычок вспыхнул и сразу потух; но вскоре появились другие: некоторые – как тускло фосфоресцирующие дымы, другие – как туманно-огнистые сполохи, медленно пляшущие над невидимыми свечами; то тут, то там они подскакивали, кружа, как призрачные полотна, развеваемые невидимыми руками. "
либо
"Потом отвёл глаза и всмотрелся в даль. Мир был холоден и тих, как в предрассветный час. Далеко на Западе тонула полная Луна, круглая и белая. В большой долине внизу светились бледные туманы: широкий залив из серебристой пены, под которым катились прохладные ночные воды Андуина. Дальше маячила чернильная темнота, и в ней блестели, тут и там, холодные, острые, далекие, белые, как зубы приведений, пики Эред Нимраис, Белых Гор королевства Гондора, покрытые вечными снегами.
Фродо постоял на высоком камне, и вдруг вздрогнул от мысли, что где-то в просторах ночного мира его прежние товарищи идут, спят, или лежат мёртвые, закутанные в туман. Зачем его привели сюда из сонного забвения?"


Куинджи "Лунная ночь над Днепром"


"Здесь росло много высаженных ещё в древности могучих деревьев, беззащитно встречающих старость среди буйства беззаботных потомков; тут – рощи тамарисков и едких терпентинных фисташек, олив и лавров; там – можжевельник и мирт; и чабрец, и кустистый, и ползучий, чьи одеревеневшие стебли выстилали пышными гобеленами крутые скалы; шалфей самых разных пород распускал синие, красные, зеленые цветы; и майоран, и молодые побеги кудрявой петрушки, и много трав с такими формами и запахами, что выходили за пределы сэмовых познаний в садоводстве. Гроты и каменные стены уже покрылись звездочками камнеломки и очитка. В зарослях лещины проснулись первоцвет и анемоны; и асфодель, желтый нарцисс, и лилейный цвет клонили полураскрытые венчики к траве – пышной зелёной траве по берегам прудов в прохладных лощинах, где, упав водопадами, задерживались передохнуть ручьи в своих странствиях к Андуину."


Крачковский "Весна в Крыму"

_________

Мда, с репродукциями внезапно оказался напряг 8\
Это раз. Два - на экране они выглядят совсем не так, как на холсте в музее.
Три - подобрать можно еще много чего. Шишкина и его солнечный лес, Айвазовского к нуменорцам... Но сейчас лень копаться.
acantharia

(no subject)

После очень долгой работы с "Властелином Колец" мне стало казаться, что иллюстрации к нему должны изображать не столько персонажей и экшн-сцены, сколько пейзажи и психоделику, в которых оные персонажи присутствуют в лучшем случае как побочные элементы, наблюдатели. Фантазия читателя нарисует портреты и экшн живее, чем рисунок (проверено). А вот детали антуража, которые Толкиен, вообще-то, очень любит живописать, зачастую сложно представить без энциклопедии и интернета - просто за недостатком знаний. Собственно, нынешняя общепринятая традиция иллюстрирования ВК именно это и показывает: людям (и не только читателям, но и иллюстраторам, за редчайшими исключениями) не хватает фантазии на пейзажистику и психодел, антураж обычно выглядит однотонно серым, и локации практически не отличаются друг от друга; в них нет ни масштаба, ни красочности, ни разнообразия. Значит, правильные иллюстрации к ВК должны заполнить этот пробел и предоставить читателю декорации.
А что касается персонажей, то коль скоро читатель ассоциирует себя с действующими лицами книги, то... как бы это лучше выразиться... они не должны быть посторонними, третьими лицами "по ту сторону экрана", на которых читатель смотрит какбэ со стороны и издалека; читателя следует, так сказать, "смешать" с группой действующих лиц, чтобы они наравне были созерцателями одной и той же картины. Глядя на иллюстрацию, читатель должен чувствовать себя находящимся внутри отряда и видящим то же, что и они. Добиться такого эффекта можно было бы, помещая персонажей (если уж так захочется их изображать) не в центр, а на периферию картинки, и поворачивая их лицом к пейзажу => спиной к читателю.
Между тем, именно пейзажно-антуражная часть в ВК отличается феерической яркостью и разнообразием, так что почти у всех глав оказывается свой неповторимый колорит. Во многих главах, во время работы над ними, у меня буквально вставали перед глазами картины; но поскольку чукча не художник, то перенести их из фантазии на бумагу я могу.


Например, запомнился очень яркий образ в главе "Кольцо уходит на юг". Щасс внезапно взяло и подобралось несколько иллюстраций фотографического характера.

"На исходе второй недели пути погода переменилась. Ветер внезапно стих, затем подул с севера. Быстрые тучи поднялись выше и растаяли, выглянуло солнце, бледное и светлое. После долгого спотыкающегося ночного перехода настал холодный безоблачный рассвет. Путники вышли на невысокий гребень, увенчанный древними падубами, серо-зелёные стволы которых, казалось, были сложены тем же камнем, на котором росли. Тёмные листья их светились, и ягоды рдели красным в лучах восходящего солнца.
Вдали на юге Фродо различал очертания высоких гор, как будто преградивших путь Отряду. С левого конца этого высокого хребта вздымались три пика. Ближайший, самый высокий из них, стоял, похожий на укрытый снегом исполинский зуб. Его громадные голые северные склоны по большей части ещё кутались в тени, но там, где солнечный свет уже коснулся их, они пылали алым." (ВК 2-02)


на переднем плане должно быть такое дерево


а на заднем - такая гора
acantharia

барон Харконнен

известно, что злодеев рисовать проще, чем героев, потому что уродство рисовать проще, чем красоту, а злодеи - они, как правило, те еще фрики.
Пантеон "Дюны" - не исключение. Интернет изобилует изображениями дюнских "плохих" парней, один другого краше. И что еще лучше - они не являются копиями с образа из известного Линчевского фильма.


Collapse )
acantharia

постмодернизма псто

Мне очень сильно интересно, это действительно та самая презентация, которую британцы раздали сотоварищам, или все-таки подлог. Потому что если это действительно та самая презентация, то это просто песня. Особенно на втором слайде "ну конечно это русские! А кто ж еще!" в качестве довода.

источник https://www.kommersant.ru/doc/3586195
acantharia

(no subject)

на просторах интернета. Фраза: "Начинается все с создания трехмерной модели по скетчам (плоским рисункам, созданным художником по концептам)"

"Начинается все с создания трехмерной модели по скетчам (плоским рисункам, созданным художником по концептам)".

Раньше это называлось одним словом "набросок" =(
acantharia

(no subject)

Товарищи! Я серьёзно! Я понимаю, что при нынешнем имидже фандома проектом "иллюстрировать Властелин Колец" не то что заманить, а, наоборот, только отпугнуть можно любого интересного художника, и всё же - я уже лет 10-15 (то есть чуть меньше того срока, что я пишу перевод) жду, когда же судьба пришлет мне человека, которому интересно было бы, скооперировавшись со мной, создать новые иллюстрации к этому произведению. Но судьба всё не присылает и не присылает, и, по правде говоря, нет ни одного признака, что когда-нибудь она пошлет, если я не предприму активных действий.
А проект, между тем, может оказаться интересней, чем кажется на первый взгляд. Уже давно - очень давно - сложилась традиция иллюстрирования мира Толкина. Ее разработали и довели до вершины еще в 80е-90-е крупные художники-иллюстраторы: John Howe, Allan Lee, Ted Nasmith, Roger Garland; а фильм Питера Джексона использовал ее, пригласив оных художников для создания concept-art'а, и, казалось бы, окончательно, намертво припечатал к книге эту систему визуальных образов. Со времен выхода фильма уже 15 лет фандом не создает ничего нового, только тиражирует перерисовки стоп-кадров фильма и любительские зарисовки в русле традиции; и поделки эти становятся всё скучнее, всё бледней и однообразнее. Изредка можно найти исключения, но их крайне мало, и у каждого годных работ тоже мало. Между тем, чем больше я изучаю текст "Властелина Колец" (а изучаю я его очень въедливо, ну, вы понимаете), тем больше прихожу к выводу, что сложившаяся традиция НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНА.
Во-первых, она поражает однообразием. Не важно, находитесь ли вы в Шире, Лориене, Гондоре или Мордоре, в Средиземье, Валиноре, Белерианде, в Первой эпохе или в Третьей, вы увидите примерно одно и тоже: серебристые, немного сумрачные, немного меланхоличные пейзажи и тусклые фигуры в квазисредневековой одежде. Во-вторых, она поражает отсутствием - как бы это поделикатнее выразиться - характера... или, правильнее сказать, страсти... или яркости... или сердитости...
Иными словами, при доскональном изучении книга оказалась буквально фонтаном колоритных и не похожих друг на друга образов, и существующая на данный момент традиция иллюстрирования даже отдаленно не воспроизводит его. В книге, несомненно, есть места, по духу соответствующие традиционный изображениям. Я даже скажу, какие: это путь от Шира до Ривенделла, то бишь бОльшая часть первой половины первого тома. Четверо несчастных хоббитов, волею судьбы изгнанных из дома, несколько недель бредут по безлюдной, пустынной местности; осень, дождливо, холодно; болота, пустоши, одинокая Ветряная Вершина на горизонте; в сопровождающие навязался какой-то сомнительный тип, по пятам преследуют Черные Всадники, в мрачных холмах прячутся приведения, приходится блуждать и скрываться; все усталые и подавленные, а неприятности всё копятся и копятся... Далее есть еще несколько похожих кратких провалов в серую тревожную меланхолию: путь от Ривенделла до Мории, исход из Лориена, финал погони через Роханскую степь; но это всё короткие эпизоды, а остальной массив - это взрывной калейдоскоп красочных образов: тьма Мории, чистое сияние Лориена, высокий классицизм Минас Тирита, полет зари над вольным простором Рохана, полнейший хексен Эмин Муила и Гиблых болот, отголоски Второй Мировой в осаде Гондора, и т.д.т.д.
Это серьёзный вызов. По правде сказать, я даже начинаю склоняться к мысли, что одного художника может оказаться недостаточно для того, чтоб визуализировать всё это разнообразие. Одному человеку не хватит фантазии. Я уже недоумеваю, как фантазии хватило Толкину. Очевидно, это действительно был человек талантливый, и ему понадобился весь его гигантский жизненный опыт.
К созданию иллюстраций надо подходить кропотливо. Нельзя просто сесть и "из головы" нарисовать. Надо продумать сюжет и концепцию для каждой, подобрать реальные модели и прототипы; не возбраняется дерзить, вплоть до технофэнтези у Нолдоров Первой эпохи или стимпанка на Нуменоре (хотя такие вещи потребуют особо дотошного обсуждения). Кроме того, для разработки концепций может понадобиться целая коллегия заинтересованных лиц, поскольку, как я заметила, фантазия читателей обычно работает в каком-то одном узком направлении: я встречала специалистов по хоббитам, специалистов по эльфам, по оркам, по нуменорцам, по рохирримам и т.д.т.п., но не встречала специалистов по всему.

В общем, я вспоминаю про принцип пяти рукопожатий. Народ, вдруг кто-нибудь из вас знает человека с навыками рисования, которому это может оказаться интересно?
acantharia

устами младенца...

Дока заметила, что на этой картине все тетьки смотрят одобрительно, а мужчины - сердито



Наверно, из-за этого картина и не могла проникнуть ко мне в сознание, пока на ней тетьку не заменили на дядьку. И тут все встало на свои места. Я поняла, что выражения лиц адекватны действительности, просто центральный объект был не тот.
И вот теперь я думаю: автор что, голубой?