Женская имперсонация графа Дракулы (с) (acantharia) wrote,
Женская имперсонация графа Дракулы (с)
acantharia

кое-что о моей наукообразной работе, плавно перетекающее в пространные рассуждения о судьбах планеты

Рассказываю, чем я занимаюсь.

Меня принято считать палеонтологом, потому что мой материал ископаемый, но на практике я скорее морфолог. Разница в том, что палеонтолог - это чел, который умеет находить в планете Земля вещи размером со спичечную головку; он знает, где, что и как искать, приезжает и находит. А всё потому, что ископаемые вещи лежат в Земле не случайным образом. Есть определенные закономерности, которые на данный момент более-менее выяснены, поэтому современной науке палеонтологии вполне по силам предсказывать находки с определенной вероятностью. Выработаны также и методики извлечения из земной коры миллимизерных останков, которые зачастую гораздо информативнее и полезнее для науки, чем мегаостанки мегафауны навроде тиранозавров или мамонтов. Задача современного палеонтолога - посещать местонахождения и извлекать из них, допустим, миллиметровый зуб какого-нибудь предка всех современных млекопитающих, или отпечаток мягкотелого предка всех современных хордовых, или фалангу пальца предка всех современных птиц... И писать о них статьи, тысячи их, накапливая знания о видовом разнообразии древности.

Моя же работа совершенно иного толка. Мой материал - это огромное количество изолированных костей черепах из одного-единственного местонахождения. Даже не комплекс всей фауны из этого местонахождения, а выборка конкретно по черепахам. Я не занимаюсь поиском новых форм, а описываю строение одной единственной формы, зато во всех аспектах и во всем ее многообразии.
Это принципиально отличается от работы палеонтологов. Для того, чтоб установить новую форму, зачастую бывает достаточно буквально одной костяшки. Например, зубы млекопитающих. У всех млекопитающих зубы разные. Порой настолько, что одного зуба может быть достаточно, чтоб понять, что сей зуб принадлежал неизвестному науке зверю, ибо ни у кого известного таких зубов нет. Соответственно, если извлечешь такой уникальный зуб из земной коры, можно смело устанавливать новый вид: констатировать факт, что в такое-то время в таком-то месте обитал зверь, обладавший таким зубом. Однако как выглядел тот зверь? Это остается неизвестным. Можно делать лишь предположения, спекуляции, но установить истину как факт можно лишь тогда, когда найдется целый скелет с таким же зубом. Что уж говорить, что тонкости строения, а уж возможности внутривидовой изменчивости таких видов и вовсе не могут быть изучены.

Огромный массовый материал, насчитывающий тысячи костей - такой как мой, - большая редкость в палеонтологии. Да даже и на нынеживущих видах далеко не всегда можно получить такой материал. Представьте: чтоб добыть 500 черепов, пришлось бы гикнуть, соответственно, 500 черепах. А это не мыши какие-нибудь или лягушки. Изымешь из популяции 500 особей - и не будет больше популяции.
Мои же черепашки помирали естественным образом и накапливались потихоньку на дне некого среднеюрского озера, предоставив нам уникальную возможность не только изучить морфологию своего вида, но даже оценить внутривидовую изменчивость. Чем я и занимаюсь. Но это работа не палеонтолога, а морфолога, поскольку с тем же успехом можно было бы заниматься изменчивостью какого-нибудь нынеживущего вида, по которому удалось бы получить такой же материал.

Вы спросите: почему именно черепахи? Почему бы не заняться чем-нибудь более понтовым, ну, там, динозаврами? Или, может быть, вообще надо было идти в генетику и заниматься дрозофилами? Или спасать амурских тигров? Отвечаю.
Меня интересует прогноз о том, что ждет нас - человечество - и всю планету Земля в будущем. Чтоб понять, что ждет нас в будущем, надо понять, что было в прошлом, узнать историю биоты. Палеонтология ищет древние формы, обогощает палеонтологическую летопись, однако она дает нам лишь россыпь форм, не объясняя, откуда и как они взялись. Объяснить их появление должны другие отрасли биологии - морфология и молекулярная биология, включающая генетику и биологию развития. Все они должны ответить на вопросы: откуда берется разнообразие форм? Какими свойствами обладает разнообразие форм? Как разнообразие ведет себя во времени? и т.п.
В поисках ответов на эти вопросы я могла бы пойти на молекулярку или эмбриологию, да. Но с теми кафедрами у меня не сложилось чисто из-за человеческого фактора. Да и потом, я думаю, я подключу молекулярку и эмбру для интерпретации своих данных. Не все ли равно, начинать с морфологии и выходить на развитие, или начинать с развития и выходить на морфологию? Все мы, биологи, глубоко связаны между собой, на самом-то деле.
Между тем, предоставленный мне материал вполне удовлетворяет моим потребностям. На нем я могу наблюдать пластичность одного вида. Почему я решила, что это один вид? Потому что до сих пор мне не удалось обнаружить четких границ, которые позволили бы выделить несколько изолированных морфотипов в том массиве, который я обрабатываю.
Знаете, на что это похоже больше всего? На человечество. 7.000.000.000 особей, и все такие разные! Двух одинаковых попросту не найти, а порой поставишь рядом парочку особей и в жизнь не скажешь, что они относятся к одному виду. А говорим мы, что это один вид, лишь потому, что между морфотипами существует спектр переходных форм, так что четкие границы провести сложно. И это только разнообразие строения, а что говорить о разнообразии поведенческих реакций!..
Итак, получается, что человечество - не уникум, не единственный в своем роде такой вид на этой планете. Планета создавала подобные сверхпластиные и космополитичные виды в прошлом. Если покопаться в палеонтологических материалах, наверняка можно найти еще. Наверняка что-то такое должно было быть среди пернатых динозавров, породивших современных птиц. Среди кистеперых рыб, породивших современных тетрапод. Какая-то форма выходит на новый уровень организации и выдает вспышку разнообразия, сначала внутривидового, которое затем перерождается в разнообразие межвидовое, по мере того как формы расходятся друг от друга все дальше и дальше...

Из этого я уже, в принципе, могу сделать один вывод касательно нашего будущего. Мы с вами, человечество, есть форма, вышедшая на новый уровень организации. Мы стоим в основании грядущей вспышки биоразнообразия. Мы сейчас генерируем огромное количество внутривидовых форм, которые в будущем переродятся в разнообразие межвидовое. Можно оспаривать это, но прецеденты уже случались на планете, а я прецедентам верю больше, чем голословным утверждениям о том, что мы якобы такие насквозь уникальные и на нас якобы не работают биологические законы.

______

Извиняйте, если последние утверждения оказались слишком голословными. Просто щасс 5 часов утра, и у меня нет времени на долгие обоснования каждого положения.
Tags: наукообразно
Subscribe

  • (no subject)

    При знакомстве с кинчиком я, так сказать, двигаюсь из будущего в прошлое, и в этом тоже что-то есть. По мере погружения, в нос ударило махровой…

  • (no subject)

    Энигма: я ходила на лечебную гимнастику (кто не ходил на нее в детстве!); тренерша проводила под нее релаксационную часть. На последнем занятии,…

  • лакрифан о "Кино"

    Во второй половине августа, наверно, летала какая-то летающая тарелка, так как случилось что-то вроде маленького массового психоза, и эта персона…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments