Женская имперсонация графа Дракулы (с) (acantharia) wrote,
Женская имперсонация графа Дракулы (с)
acantharia

Categories:

камчатский дневник 4

продолжение

Противоположный берег реки – крутая, почти отвесная стена, испещренная малюсенькими фонтанчиками и фумаролами; она вся пестрит натеками минералов, с нее сочится вода, поднимаются тонкие струйки испарений. Долина переполнена звуками – шумят водопады, журчат потоки.
Вдоль реки вверх по течению располагается целый каскад источников. Минуем гейзеры один за другим. Вот гейзер Великан. Говорят, у него феноменально высокая струя. Но его период – от 4 до 9 часов, так что увидеть извержение нам не удалось. Близко от него гейзер Двойной. Тут, увы, тоже неудача.
Мы добрались до моста через Гейзерную. На противоположном берегу, высоко на скалах, поднимался от реки еще один медведь. Видимо, он ходил сюда на водопой и, почуяв людей, решил отступить. На снегу, спускавшемся тут почти к самой воде, виднелись его следы – огромные круглые вмятины с отпечатками когтей по краям. Говорят, популяция медведей на Камчатке – 6000 особей; нам повезло увидеть сразу двоих.
Возле моста почти все члены группы, нарушив правила, искупались в реке. Она оказалась мелкая, с каменистым дном и сильным потоком – нормальная горная река, только вода показалась даже теплее анонсированных 17 градусов. Я, последовав заразительному примеру товарищей, съехала с небольшого порога; но расплатой за дерзость стали ссадины, набиваемые о подводные камни.
Дальше путь пролегает к геотермальному полю на плоской ступени Долины. Тут великое многообразие грязей на любой вкус и цвет. Один котёл – три дыры на пятачке пересохшей, растрескавшейся грязи; над двумя из них постоянно надуваются и лопаются огромные пузыри. В других котлах есть и вода, и грязь; некоторые бурлят. В озерках воды больше, чем грязи; они скапливаются в чашах на самых ровных участках рельефа. Одна из лужиц, по словам экскурсовода, демонстрирует подобие извержения: со дна начинает подниматься газ, вода вскипает и затем уходит из чаши. Однако показывать нрав при нас лужица не стала. А вот глубокая воронка, на ее дне открываются тоннели, из которых что-то сердито булькает, и над воронкой поднимается густой пар.
Среди котлов и озерков запрятался еще один гейзер – Коварный. Он действительно коварный: стоило приблизиться, из-под натеков гейзерита выплеснулся фонтан длиной порядка метра. Стоило отойти, как он успокоился. Нам объяснили, что это, конечно, совпадение; но совпадение забавное.
Экскурсия завершилась обедом из дорожных пайков, и затем мы полетели в обратный путь. Вертолет поднялся вертикально и направился прочь из Долины. Пролетая над страной вулканов, мы заметили вдали громаду Ключевской сопки; а где-то внизу курился еще один маленький, но сердитый вулканчик. Долго же ему придется пыхтеть, чтоб дорасти до собратьев-исполинов, подумалось мне.
Карымский вулкан успокоился, и только небольшой контрольный дымок поднимался из невидимой щели в его склоне. Нас прокатили прямо над кратером. Чаша была непроглядно черна изнутри.
Погода начала портиться. Как же нам повезло, что в середине дня выдалось ясное «окно», достаточное для поездки в Долину!
Наверно, где-то все-таки есть какой-то Бог, и он был к нам сегодня благосклонен.

05.05.1999
Опять уехали сразу после завтрака. На сей раз – в Петропавловск-Камчатский.
За нами прислали служебную машину из местного отделения папиной конторы. Именно туда мы первым делом и направились.
Петропавловск – непритязательный городишко. Нацело застроен разношерстной мелочью и большими серыми ящиками. Здание ЦБ тут – чуть ли не единственное сооружение с претензией на архитектуру.
Главной красотой города – впрочем, как и всей местности на десятки километров вокруг – является трио Корякского, Авачинского и Козельского вулканов. Они стоят ровной шеренгой: правильный конус Корякского, двухступенчатый – Авачинского и бесформенная масса потухшего Козельского. Кажется, город сидит прямо у них на коленях, хотя реально их разделяет километров 30.
Но погода сегодня – словно расплата за вчерашнее везение – исключительно хмурая. Низкие, плотные тучи накрыли всю долину реки Авачи и спрятали горы; вулканов не видно. Весь пейзаж черно-бело-серый.
Отстрелявшись с официальной частью в конторе (нас приглашали в качестве петербургских гостей на юбилей некой тутошней важной дамы), мы отправились на экскурсию по городским достопримечательностям. Таковыми нам представили три сопки в черте города, одна из которых романтично величалась Сопкой Любви. С горушек открывался вид на Авачинскую губу, на одной даже специально оборудована смотровая площадка для любования на морскую даль. Но сегодня она заволочена тучами.
А после обеда – выезд на Тихий океан.
Тихий океан… Самый большой и великий океан Земли. Машина выехала на черный песок пляжа и остановилась. Чистый, свежий воздух, безветрие. Сизый океан уходил за горизонт, по его поверхности неслись валы бесконечно длинными полосами от края до края неба; вдалеке маячили темные силуэты кораблей. Валы докатывали до прибрежной отмели, поднимались ровной стеной с белым гребнем и опадали, и неслись, ослабевая, к берегу.
Я потрогала воду руками и попробовала на вкус. Соленая, очень. Не помню, кажется, до сих пор с настоящей морской водой я не сталкивалась (максимум – полуморская вода в опресненных заливах), а уж открытого океана не видела точно. В качестве сувениров мы наполнили бутылку водой океана и собрали ракушки на пляже, потом тронулись в обратный путь.
По дороге последняя остановка – базар. На рынках в наших краях в основном торгуют овощами; здесь же основной товар – дары моря. Всевозможная рыба – камбала, великое множество лососины всевозможных оттенков и размеров, кальмары, лососевая икра домашнего посола, трехлитровыми банками. Тут это всё не считается деликатесами, и даже обычному смертному вполне по карману набить рыбами целый рюкзак.
О местном рыбном промысле рассказывают печальные истории. Говорят, лососей добывают на икру, а тушки отправляют в утиль, и огромное множество рыбы просто портится на свалках. Однажды китайцы выказали желание выкупать эти тушки, чтоб не пропадали… Но из центра нашей любимой, дорогой страны поступило распоряжение: китайцам отказать. Под каким-то идиотским предлогом, вроде того, что лосось – стратегический товар и с соседями им делиться нельзя.

06.05.1999
Еще раз ездили в Вечную Вонь. На бензоколонке, где пытались дозаправиться в дороге, бензина не было, пришлось возвращаться. Но со второго захода добрались нормально. На сей раз я уделяла больше внимания не дороге, а болотной растительности на подступах к Озеркам. И деревья, и прочие растения тут – как «вопли, рвущиеся из земли»: их ветви не раскидываются в стороны, а устремлены к небу. Опять безветрие; «фирменный» запах на подступах к Озеркам, как водится, сразил на повал новичков. Но мы с папой уже более-менее привыкли. На источниках всех разморило; на обратной дороге приходилось бороться со сном.
По возвращении в пансионат мы переписали снятый вчера фильм про Долину Гейзеров и стали собираться в путь. Грустно расставаться с этим местом и этими людьми, но пора ехать домой.

07.05.1999
Мы закончили сборы и уехали в аэропорт. Машину подали в 11:00. Утром прошел тревожный слух, будто наш рейс задержан на сутки, но звонок в аэропорт подтвердил, что всё в порядке.
Пока ехали, погода стала потихоньку разъяснивать, и в просвете появился Корякский вулкан. Огромная гора величественно возвышалась над всем, что было вокруг, и тучи лежали на одном ее боку: природа на прощание показала нам свои красоты.


Апрель-май 1999
Сентябрь 2014
Tags: мои путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments