?

Log in

No account? Create an account
acantharia

April 2019

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Powered by LiveJournal.com
acantharia

камчасткий дневник 1

Так вышло, что в 14 лет я побывала на Камчатке. Той самой, что посреди Тихого океана. Занесло меня туда благодаря папе и его тогдашней работе в ЦБ РФ. Контора эта имеет филиалы по всей стране; есть он и на Камчатке, и там же находится принадлежащий конторе рекреационный санаторий-пансионат, куда сотрудники могут вписываться на льготных (а может даже и бесплатных, не знаю) условиях.
За давностью лет, а может, по какой-то другой причине путешествие осталось в памяти в виде вороха образов, из которых мне практически не удавалось восстановить последовательность и конкретику. К счастью, в те времена я имела свойство вести в поездках бумажные дневники, и хотя я напрочь забыла сам факт существования камчатского дневника, недавно он нашелся и попал ко мне в руки.
Что о нем можно сказать с высоты моего нынешнего полета? В 14 лет я, как и все, была школоло и писать не умела. Поэтому в оригинальном виде считаю дневник непригодным для демонстрации широкой общественности. После апгрейда и доработки получилось пока что следующее:



26.04.1999
Москва. Похоже, это мой первый визит в Москву. Удивляюсь на самые обыденные вещи. Метро: такое мелкое! зачем тут на некоторых станциях вообще эскалаторы? Храм Христа Спасителя: показался красивым, хотя внутрь попасть не удалось. Поговаривают, его строили турки на месте бывшего бассейна. Что-то в этом есть… предельно ироничное. Скульптуры Церетели: странные, и больше о них сказать нечего. Говорят, будто москвичи не хотят расставаться с ними ни за что на свете. Кремль: «бада»-охрана на входе обыскивает сумки, подсвечивает детекторами. Флаг над дворцом в знак присутствия Президента. Царь-пушка и Царь-колокол: громады; а Колокол – «царь царей», ведь рядом с ним меркнет даже Пушка. Четыре кремлевские церкви, Патриаршие палаты: те храмы, что для царя, мрачные и гнетущие, а тот, что для Патриарха, нарядный и светлый.

Проведя в Москве несколько часов, мы отправились в аэропорт. Ничуть не удивляюсь полученному на месте известию о том, что наш рейс задержан на 4 часа. Нервничаю; хотя на самолетах я до сих пор не летала, но уже боюсь их, а потому задержка действует на нервы.
Авиакомпания предоставила пассажирам задержанного рейса обед за свой счет в ресторане с видом на самолеты. Но прежде чем воспользоваться услугой, надо избавиться от тяжелых сумок. В поисках камеры хранения мы обошли весь аэропорт, но нашли ее лишь со второго захода. Хорошо замаскировалась! И потребовала денег – 80 рублей. Не аэропорт, а замаскированный «савешник»!
Пообедав (из меню запомнился хороший борщ с густой сметаной), мы перебрались в зал ожидания, и там нас начал одолевать сон. Дело в том, что в поезде предыдущей ночью выспаться не удалось: легли в час, проснулись в пол пятого, всю ночь мешали соседи. Из страха проспать самолет мы решили побороться со сном и выпили крепкого чая-кофе. Ничего, дотерпели.

26-27.04.1999
Ночной рейс. Из всего полета сильнее всего впечатлили взлет и посадка. Первое время было жутко, но потом привыкла.
Наш лайнер – большой аэробус, настоящий «летающий зал». Даже не верилось, что это способно подняться в воздух. В нем достаточно просторно, большое пространство почему-то действует успокаивающе. «Аэрофлот» угодил с обслуживанием, два раза полноценно кормил. Хотя сравнивать мне на тот момент не с чем.
В полете заснуть не смогла. Как в последствии оказалось, я в самолетах вообще спать не могу; а жаль: там хорошо бы терять связь с реальностью. В этот свой первый полет (ни много, ни мало, девятичасовой!) развлекалась в основном созерцанием картин за бортом.
Облака с самолета выглядят гораздо интереснее, чем с земли. Они обретают объем, превращаются в безграничное белоснежное море. Луна кажется ярче. Местность с высоты 10100 метров выглядит топографической картой, и мы отслеживали по атласу, над чем пролетаем. В начале пути землю внизу заволакивало дымкой, из-за которой ничего не удавалось различить, зато за Енисеем во всей красе открылись заснеженные хребты Сибири и Дальнего Востока.
Посадка неприятно пощекотала нервишки. «Вентилятор» так круто спикировал вниз, что невольно закралась мысль, уж не конец ли пришел. Но всё обошлось.

27.04.1999
Мы на Камчатке.
Она сразу встречает причудливой природой: прямо вокруг аэропорта высятся горы. А сам аэропорт – «савешник» незамаскированный. Вот уж где разруха! Тут нет даже нормальных постоянных построек, только одноэтажные «сараи», чем-то похожие на старые дачные дома.
Нас встречают, и мы на микроавтобусе отправляемся в санаторий.
Дорога – как американские горки. Погода мрачная. Туман – густой, плотный. Очень хочется поскорей увидеть вулканы, и они мерещатся в каждой сопке, которую мы проезжаем. Но за туманом дали не видно. Всё вокруг бело-серое: и низкие тучи, и горы, и снег, и деревья.
А вот и санаторий, наша база на ближайшие 2 недели. Нам показали номер; затем мы прошли медосмотр, и нам назначили процедуры. Выдали санаторные книжки. Конечное расписание получилось такое:

Катя Папа
10.30 кушеточный массаж
11.10 ванна (жемчужно-хвойная)
11.40 массаж
12.30 лечебная физкультура
13.00 УФО «Кеттлер» 10.30 грязь
11.00 массаж
12.30 кушетка


После трех суток практически без сна я в странном, непривычном состоянии. Пока надо функционировать, куда-нибудь идти и что-нибудь делать, удается держаться бодряком, но стоит присесть и расслабиться, как глаза начинают слипаться сами собой. Пока оформлялись, и папа проходил медосмотр, я, сидя на скамье в коридоре, забылась. Перед глазами поплыла золотая рябь, пропал счет времени, хотя мне казалось, будто я всё ещё удерживаю связь с реальностью. Очнулась я, только когда вышел папа и окликнул меня.
Тем не менее, мы решили дотерпеть до вечера и ложиться спать по правилам, чтоб упростить себе переход на новое время. Поэтому отправились гулять.
Несмотря на то, что сейчас уже конец апреля, тут до сих пор лежит снег – сугробы высотой метра по 2-3. Дороги прочищены коридорами среди сугробов; а над снегом возвышаются деревья.
Камчатский лес – берёзовый. Берёзы здесь иные, чем в наших краях. Они очень корявые, толстые и «неуклюжие». Молодые деревья ещё нормальные, но чем старше, тем сильнее их крутит. У старожилов леса кора темнеет и покрывается складками, словно морщинами. Из основного ствола почти под прямым углом изламываются ветви; они принимают диковинные формы: могут изогнуться на 180, завязаться узлом. Некоторые березы видом смахивают на веники: из большого, массивного, но короткого комеля растет пучок молодых, пока ещё прямых стволиков. Местные жители объясняют, что берёзы обязаны причудливыми формами ветру. Ветра, объясняют, тут сильные, берёзы с первых же своих дней подвержены их давлению, и вот результат.

Ужин в санатории с 19.00 до 19.30. Сразу после него мы легли спать и проспали без малого 14 часов.

28.04.1999
В итоге проспали завтрак и первые процедуры. Нам, вообще, изначально назначили на 9.45, но после эпичного опоздания в первый же день передвинули на 45 минут позже.
За процедурами прошла вся первая половина дня, а после обеда – продолжение спортивно-оздоровительных мероприятий в ином формате: бассейн.
Три чаши под открытым небом – купальня, детский «лягушатник» и бассейн с гидромассажем; воздух холодный, идет снег, но вода горячая. Она поступает из естественных источников, и от нее ощутимо попахивает сероводородом. Над бассейнами поднимается густой пар. Они по очереди закрываются на очистку от минералов, и после этого свеженаполненная вода в чаше – градусов под 70; но в остальных поддерживается около 37.
А вокруг лежат сугробы, и мы, недолго думая, придумали закалку: прыг в горячий бассейн (если только там не совсем кипяток, конечно), прыг в сугроб, а потом греться в теплой воде.

Еще на территории санатория есть питьевой источник. Отправившись на его поиски, мы обнаружили остеклённую беседку – маленький домишко, внутри которого – пьедестал с фонтанчиком, обалденно «благоухающим» тухлыми яйцами. На двери беседки висит описание воды: химический состав, полезные свойства и т.п. На вкус она оказалась солоноватая и достаточно неприятная.
Впрочем, что такое настоящая вонь, мне ещё только предстояло узнать…

Comments

>> Говорят, будто москвичи не хотят расставаться с ними ни за что на свете.
Гонят.