Женская имперсонация графа Дракулы (с) (acantharia) wrote,
Женская имперсонация графа Дракулы (с)
acantharia

Categories:

анализируй "Тор"

Собиралась написать это сочинение уже целую неделю - собсна, с тех пор, как сводила падаванов на "Царство тьмы". Но катастрофически не хватало времени, были дела поважнее... Но теперь, наконец, ценой нескольких часов здорового крепкого сна сочинение всё-таки написано. Сессия, понимаете ли, пошла на спад :)

__________________________

Этот раз, когда я ходила с падаванами, - это был первый раз, когда я не скучала первые 40 минут фильма. Я таки кое-что разглядела, что показалось мне весьма небезынтересным, хотя и непростительно недокрученным.

Тор с первых же минут фильма мается. Марвел считает, что это он сохнет от любви к Джейн. А мне внезапно почудилось, что всё несколько глубже. Любовь к Дж.Фостер, бесспорно, имеет место быть, но она лишь одна из многих причин его беспокойства, причем скорее в числе последних, нежели первых. Более того, она скорее следствие беспокойства, нежели причина.
А первопричиной является неудовлетворенность асгардским укладом жизни. Посмотрим. Тор неприкаянно слоняется и с кислой миной созерцает разборки в Ванахейме, школу рукопашного боя, пьянки-гулянки с битьем кружек, Папу... С его лица не слезает выражение: "Что-то здесь не так, что-то должно быть иначе". Хотя он, кажется, пока ещё не вполне понимает, что не так и что должно быть иначе.
Тор отодвигает от себя своих приятелей-гопников. Деликатно так, дипломатично, чтоб не поссориться: "Побудь-ка дома, Огун, Асгард подождёт" - разошлись друзьями. Но разошлись же! Вместо приятелей он теперь ходит общаться к последнему оставшемуся в Асгарде интеллектуальному лицу - к Хеймдаллю.
Бывшую невесту Тор отшивает бескомпромиссно. "Благодарю, добрая леди Сиф, за совет и верную службу престолу но шла бы ты лесом, дориатским".
Вы скажете, он отшил Сиф, потому что влюблен в Джейн. А мне привиделось другое. В первом фильме Тор относился и к Сиф, и к Джейн легкомысленно - обе были того или иного рода развлечением; в этом фильме от былого легкомыслия не осталось и следа, Тор к обеим дамам относится предельно серьёзно и уважительно. Не секса он теперь ищет в женщинах. А чего? Правильный ответ - мозга.
Судя по всему, знакомство с реалиями планеты Земля, случайно приобретенное в результате ссылки в Мидгард (я так теперь полагаю, что Папа Один, как и все асы, не знает реального положения вещей на Земле и думал, что посылает Тора в Тмутаракань) и затем усиленное в ходе кампании против читаури, запустило процессы необратимых изменений в голове Тора, неконтролируемый рост мозга. Инициатором и "разгонным блоком" послужила воспитательная работа, проведенная в первую очередь Джейн со товарищи. Поэтому Тор зацепился за Джейн как за путеводную звезду: она ему нужна как куратор (стимулятор, модератор) его мозговой деятельности.
Не забываем: с момента изгнания на Землю прошло 2 года; учитывая краткость романа с Джейн, любая страсть, даже сильная, за это время должна была пройти. Но Тор продолжает интересоваться ею - стабильно и, что характерно, дистанционно, хотя интересовала бы на его как "подружка", он мог в любой момент слетать к ней "развеяться".
Итого, Тор отшил Сиф не потому, что хочет Джейн и не хочет Сиф, а потому, что Джейн умна и заставляет думать его, а Сиф глупа и якорем тянет его назад в прошлую жизнь, которой мерилом служили мордобой и лихачество. Этот новый Тор мог бы послушаться отца и жениться на Сиф - если бы та могла поддержать его в новом качестве или хотя бы не тащила в прошлое; но у нового Тора настолько остра потребность в мозгах, что пересиливает даже сыновье послушание (которое прогрессирует у Тора вместе с мозгом).
Не могу не отметить здесь также, что в первой серии именно Огун и Сиф были инициаторами бунта против Локи. Мелочь, но какбэ намекающая, если включить ее в контекст.

Следующая стадия: к Тору постепенно приходит осознание, что Папа не прав. Что любимый папочка - предмет для восхищения и пример для подражания - не прав, и что своей политикой он загоняет Асгард к скорейшему концу. Это не бессмысленный и беспощадный подростковый бунт против строгого родителя, запрещающего шалить, а взрослое взвешенное умозаключение человека, пытающегося мыслить глобально, думающего о последствиях и чувствующего ответственность за чужие жизни. С ужасом для себя Тор понимает, что надо срочно принимать меры, действовать против Папы, и что он, Тор, единственный, кто имеет возможность, собственно, что-то сделать.
Итак, Тор проходит в точности ту дорожку, которую я спрогнозировала для Локи Асгардского в том самом недавнем эссе. Вот прям шаг в шаг [вплоть до мидгардской женщины в анамнезе], с единственным отличием в том, что Локи, скорее всего, слетал на Землю по собственной инициативе, а Тор был туда вброшен в качестве наказания.

Возобновление отношений с братом происходит на пике метаморфоза. Тору воссоединение не может даться легко, потому что для него в новом качестве это – всё равно что оказаться перед Воротами Волшебного Зеркала. Обращаясь мыслями в сторону брата, Тор уже смутно догадывается, что превращается в его аналог, хотя отказывается это признавать. Да что отказывается... боится и всячески артачится: слишком глубоко во внутричерепное пространство вбита мысля, что брательник во всём не прав и преступен; этот постулат - краеугольный камень всей торской классификации людей на хороших и плохих, и если выбить его, посыпятся все представления Тора, в том числе и его самоопределение как исключительно хорошего и доброго персонажа.
Тор же ведь сам про себя знает, что бунтует против Асгарда не потому, что плохой, а потому, что хороший. И вообще, он бунтует против Папы, а не против Асгарда, несмотря на то что для Папы это одно и то же. Всё потому, что Папа не прав, но не хочет этого признавать; а значит, у него, Тора, не остается иного выбора. Папа не прав, а Тор прав, но Один все равно заклеймит его преступником и покарает; а значит, он, Тор, не просто хороший, но еще и героический – жертвует собой, своим добрым именем, своей легитимностью ради всеобщего спасения…
А теперь – на минуточку – что если с братом та же фигня? *В этом месте сердце Тора уходит в пятки* Если окажется, что он не так плох, как принято о нем думать, и не так не прав… он мог бы и не сидеть; если бы он не сидел, он мог бы, по меньшей мере, спасти мать… Не говоря о том, что из такого положения вещей получится куча неприятных следствий в отношении Тора лично (например: Тор был дураком, поступал… ммм… не очень-то хорошо, и хуже всего – из его не очень-то хороших поступков получились, хоть и очень косвенно, страшные последствия).
В этом месте последние проблески старой личности Тора не выдерживают и предпринимают яростную попытку сопротивления: «что угодно, только не признавай, что братюня хороший. Потому что это будет значить, что йа ужасный».
Последний и самый острый проблеск старого Тора - эпизод ссоры братьев, в котором Тор начинает избивать Локи, но вовремя останавливается. Агрессия Тора – это, по сути, аутоагрессия оттого, что его терзает безысходное чувство вины за гибель матери, усугубленное теми самыми соображениями. Тор не может ни выместить её, ни найти себе оправдания; а тут вдруг брат вываливает на него аккурат всё то, из-за чего он и сам себя, без посторонней помощи, уже запилил. Это срабатывает спусковым крючком для выхода накопившейся агрессии; и старому Тору проще наброситься на брата, чем начать бить себя башкой апстену, тем более что брат и без того исполняет роль виноватого. Но всё-таки новый Тор вовремя спохватывается, что сейчас он не карает за дело, а не более чем вымещает безличную злость. С этого момента можно констатировать, что разум Тора, наконец-то, берет верх над страстями.

Сцена смерти Локи должна была стать кульминацией в развитии персонажа _Тора_. Это последняя капля, после неё Тор становится другим человеком, как китайский император из фильма "Герой": "Я узнал, что мой истинный друг – Сломанный Меч, так что даже если б мне пришел конец, я бы считал, что не зря прожил жизнь".

И вот тут нам начинает остро, я бы даже сказала чудовищно недоставать актерского таланта у Криса Хемсворта.
Если первый фильм «Тор» был бенефисом Локи, то во втором фильме его вносят только на десерт, а основным блюдом должен быть Тор, и к этому есть все предпосылки. В роли, какой её прописали, он мог бы так разыграться, что хоть «оскара» получай. Вместо этого – «странные люди делают непонятное», настолько, что я только с какой-то там попытки разглядела, что первые 40 минут фильма представляют собой нечто небезынтересное.
Сцену смерти и вовсе слили, но не Хиддлстон, конечно, а Хемсворт и Портман, а также и сценарист. Они обязаны были показать, что происходит с Тором после кончины брата. Всё то, что он озвучивает перед лже-Папой в финальной сцене, должно прийти к нему именно сейчас. Вместо этого – предельно сжатый огрызок сцены в духе Измы из «Похождений императора»: «Сыграл в ящик – и ладно. Траур окончен!»
Джейн тоже хороша. Она тут для того, чтоб оказывать моральную поддержку Тору и делать из него человека, а вместо этого она стоит с таким видом – «ну, Тор, ты там ещё долго?»

И вот что я скажу: ГОЛЛИВУД, БЛИН, У ТЕБЯ БЫЛ ШАНС СНЯТЬ НЕРЕАЛЬНО КРУТОЕ КИНО, НА УРОВНЕ "МАТРИЦЫ" И "ВАВИЛОНА"!!! Ты его практически протратил.

***

Еще пару слов о линии Локи в этом фильме.

Для Локи появление Тора было как рука помощи для утопающего, который уже отчаялся найти опору и перестал бороться за свою жизнь


Он уже признал свое поражение в деле реформирования Асгарда, не надеется, что кто-нибудь из асов попытается проанализировать и понять его; на это наслоилось сознание причастности к гибели матери, мысль о том, что "закидывание удочек" к Шрайку не просто привело к столь ужасным последствиям, но и было, по большому счету, напрасным, ибо не имеет шансов пригодиться (оно могло бы пригодиться на свободе, а там можно оказаться, только если асы восстановят свое доверие, а на это Локи уже не надеется).
Тор успел появиться буквально в последний момент: если бы Локи ещё немного провёл наедине с букетом таких соображений, остался бы от него безынициативный овощ, и вывести его из этого состояния было бы уже невозможно.

Поначалу Локи не знает, что перед ним не абы какой Тор, а новый. Тор и сам своими разговорами об отсутствии доверия и угрозами расправы дает повод считать, что он остается тем же дуболомом, каким был.
Но всё же Локи быстро распознаёт, что к чему. Тор теперь именно тот, каким он мечтал, но давно отчаялся его увидеть, и для Локи это как гром среди ясна неба. Новый Тор вытаскивает его не столько из физического заточения, сколько из пучины безысходности, возвращает потерянную надежду. За это можно простить ему любые баги: Тор, а вместе с ним и мир, сдвинулся с мёртвой точки в лучшую сторону, и это превыше всего.

В отличие от Тора, которому приходится долго пересиливать собственное внутреннее сопротивление, Локи, распознав новую сущность брата, моментально избавляется от старых предубеждений, оставляя только безграничную преданность и пиетет. Вообще, если говорить строго, то преданность была всегда и толком даже никуда не исчезала, но была перекрыта недовольством и разочарованием, для которых теперь попросту не осталось первопричины.
Поэтому Локи защищает свой новый лучик надежды, забыв о себе.
И для пущей красоты в этом контексте его необъяснимое воскрешение должно носить характер чуда, независящего от него. Тут, если хотите, даже некий христианский мотив появляется: человеку дали второй шанс, когда он этого действительно заслужил.
Tags: loki'd, кинематограф, трактат
Subscribe

  • (no subject)

    Устроила толкинистский вброс https://m.vk.com/wall-67629106_38085 Сначала веселилась, потом вдруг бомбануло у меня самой. Про Эльвинг. Я просто…

  • (no subject)

    Интернет штормит новостями о том, что нашлась потерянная советская экранизация "Властелина Колец". До меня эти вести в течение суток дошли с пяти или…

  • (no subject)

    стащено у umiq https://umiq.livejournal.com/2210.html _____________________________________ По рекомендации одной женщины я углубилась…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments