Женская имперсонация графа Дракулы (с) (acantharia) wrote,
Женская имперсонация графа Дракулы (с)
acantharia

Categories:

шекспир, или никто не смотрит голливудские фильмы так, как я.

*осспади, ну о чем думает мой моск, а? Другой пищи не нашел...*
**ой-йо, пруха-пруха-пруха, только не записывайте меня в армию, плз!!!**

Если проматывать земную секцию и смотреть по б.ч. Асгард, то получится художественный фильм о конфликте ответственностей, мне нравится.

Ответственность первая, семейная. Обычно старшие братья опекают младших, но тут, поскольку старший категорически неадекватен, то опекает младший старшего, причем достаточно деликатно: не мешает его выходкам, но следит, чтоб тот не сдох (впрочем, мешать выходкам в любом случае невозможно, ибо при малейшей попытке воспротивиться поднимут курам на смех и запинают ногами, гопники ж... Поэтому позиция единственно возможная из разумных).
Если бы дело происходило в обычной семье, а не царской, ничто бы не нарушало статус-кво, и можно было бы безмятежно любить и пасти непутевого братца до бесконечности (точнее, пока бы не убился или не женился).

Ответственность вторая, государственная.
За благополучие престола и народа.
Ежику понятно, что Локи несравненно больше пригоден для правления, чем неадекватный Тор. В глубине души симпатии народа (по крайней мере, разумного) на его стороне: так, Хеймдаль, оказавшись перед выбором, подчиниться Тору и не доносить Одину, либо подчиниться Локи и донести Одину, подчиняется Локи.
Но папочка отдает предпочтение Тору, и все объясняют это для себя старшинством Тора. Впрочем, для всех это уважительная и достаточная причина. Поэтому Локи не рассматривает себя в качестве царя (не рассматривает вполне искренне и до последнего, то есть до того момента, как ВНЕЗАПНО приходится стать и.о.); но, испытывая полноту государственной ответственности (ибо принц все-таки, хоть и не наследный), критически оценивает Тора.
Ёжику также понятно, что Тора желательно не подпускать к трону Асгарда ближе, чем на световой год, иначе первым же приказом он устроит пипец-армагеддец-войну на все девять миров, ну то есть соберет всех асов, бросит в Ётунхейм и устроит массакр (великаны, конечно, проиграют, но и асов помрет великое множество), и хрен его знает, куда всё это выплеснется дальше, при его-то жажде крови. Неадекватность Тора плюс чувство вседозволенности, похоже, возрастает по мере приближения к трону; возможно, поэтому папочка до последнего проглядел этот прокол в воспитании сына, но - тут, наоборот, респект папочке - в момент, когда неадекватность проявилась в полной мере, он без колебаний удалил Тора на требуемый световой год от трона.

Красивая сцена: Один меняется в отношении к Тору, обращаясь к нему не как отец к сыну, а как царь к подданному, не состоящему в родстве ("Тор, сын Одина", а не "Тор, мой сын"). У Локи на этом этапе пока еще преобладают братские чувства, а государственная ответственность оттеснена на задний план; он переживает глубокое потрясение, у которого сразу несколько причин:
1) ни отец, ни брат, кажется, ни предвидели, какого запредельного размаха художество способен выдать Тор. Хулиганить, не включая голову, всё-таки не идет ни в какое сравнение с тем, чтоб орать отцу и царю, что тот «старый дурак с больной головой», так как не желает развязывать новую Межмировую войну, и что стремление сохранить мир «вызывает лишь смех во всех девяти мирах»… Учитывая, что у самого Локи, как видно, преданность отцу глубокая и безропотная, для него подобное художество не могло не выйти за все мыслимые пределы разумного, после которого не может сохраниться безмятежно хорошего отношения к человеку.
2) жесткость ответа Одина, в котором он фактически забывает, что Тор – его сын. Надо полагать, в этом трио еще не случалось столь категоричного игнорирования семейных уз. Доминантой была снисходительность друг к другу (которая, впрочем, и привела к подобному результату).
3) приговор папы Тору о том, что тот «умер для тех, кто его любит», которым папа фактически обязал Локи забанить Тора аналогичным образом.

Хотя братские чувства страдают неимоверно, с точки зрения государственной ответственности Локи солидарен с решением папочки.

С этого момента возникает конфликт ответственностей. "Я люблю Тора больше каждого из вас, но вы же его знаете: он опасен, он безрассуден и заносчив; видели, что он натворил сегодня? Этого ждет Асгард от своего царя?" [кстати, не видели: их услали тащить приятеля в лечебницу]
Статус-кво пока еще держится, но висит на грани: папочка по-прежнему остается конечной инстанцией и несёт полноту государственной ответственности, хотя расстановка фигур (и ответственностей) пришла в движение.

Наконец, есть еще третья ответственность, "всемирная".
Её установил папа в самом начале фильма: "Именно Асгард и его воины принесли во Вселенную мир. Настанет день, когда один из вас будет защищать этот вселенский мир".
Из первой половины художественной картины явствует, что «один из вас» - никоим образом не Тор, скорее наоборот, вселенский мир надо защищать от Тора. Засим вариантов не остается.
Возможно, соглашаясь с благоволением Одина Тору в делах престолонаследия, Локи сам себя чувствует негласно назначенным хранителем вселенского мира. Свои обязанности он исполняет, манипулируя Тором и используя папу в тяжелых случаях в качестве супероружия. Сложно сказать, как он при этом видел отдаленное будущее, когда Тор станет царем. Возможно, надеялся, что папа к тому времени поднажмет в сфере воспитания, или что Тор ко времени восшествия на престол нагуляется и станет спокойнее; а может, просто старался не думать об этом, ибо бесперспективняк.

Далее невыразимо прекрасная сцена в Хранилище Ларца, о которой сложно писать, поскольку она невыразима.

Один, видимо, по жизни привык отодвигать семейную ответственность на второй план. В итоге прошляпил на семейном фронте много всякой фигни. А тут впервые семейные ценности оказались важнее государственных (даже не равными!), и он оказался не готов к интересным вопросам, которые ВНЕЗАПНО задал Локи. Один умеет действовать как царь, но не умеет – как отец.

Все три вида ответственности в Локи воспитаны лучше, чем в Торе, но тут ВНЕЗАПНО папа сообщает ему, что, согласно первоначальной задумке, он не предназначался для несения ответственности. И вообще он здесь сбоку припёку.

От ответа Одина зависело качество дальнейших отношений. Однако Один, кажется, сам не понимал, почему взял ребенка. Просто «искра проскочила». Ответ пришлось искать «на ходу». Возможно, сам для себя он отвечал (если, конечно, задавался прежде таким вопросом) так, как озвучил; однако ответ категорически неверный. Правильным ответом было бы «да нет никакого «зачем», дети всегда получаются случайно», «подумалось, почему бы нам не завести второго ребенка», «чтоб у Тора был брат, а у Асгарда еще один принц» – всё это было бы ближе к действительности, к реальным _чувствам_ Одина. Но Один, видимо, привык мотивировать любые свои поступки по-государственному.

В свете озвученного ответа, всё, что говорил Локи Одину далее, – сущая правда, и не удивительно, что Одина как молотком пришибло сознание того, как некрасиво всё получилось на практике… да ладно бы некрасиво! Какой вред он нанес дорогому и любимому человеку, и какую непоправимую ошибку он допустил, брякнув то, что брякнул.

Я пока не поняла, провалился Один в отключку специально или случайно, навроде сердечного приступа. Если случайно, то всё в порядке; но если специально (чтоб уйти от необходимости отчитываться) то это ужасно плохо с его стороны – так как он бросил Локи в положении, к которому не готовил его. То есть моральная подготовка есть, а полезные навыки вроде умения орать на Тора и бить его молотком по черепу – нет.

Поэтому, оказавшись на посту и.о. царя, Локи поначалу пребывает в глубокой растерянности. Его преследует ощущение, что на престоле он находится незаконно (дальнейшая попытка подергать Мьёльнир лишь укрепляет его в этой убежденности; за рукоять он брался, заведомо уверенный, что ничего не получится). Сказывается еще и глубоко въевшаяся традиция отношений между старшим братом и младшим, от которой не так просто избавиться.
Поэтому на первых порах, и особенно при взаимодействии с гопотой, Локи апеллирует к авторитету отца или матери, чтоб придать силу своим решениям, хотя, если смотреть объективно, он и сам по себе вполне легитимен, а его решения – разумны.

Приоритетом по-прежнему остается сохранение вселенского мира.
Главной угрозой миру является Тор: его намеренье развязать войну с некоторых пор не вызывает сомнений. Угрозой №2 является Лафей, объявивший намеренье во что бы то ни стало воевать с Тором (и Асгардом), «дипломатия осталась в прошлом».
К счастью, Тора нейтрализовал папа, выполнив самую сложную часть задачи; от Локи требовалось лишь, не поддаваясь давлению гопоты, оставить Тора на том месте, куда его поместил отец. С Лафеем чуть сложнее: его сдерживал личный авторитет Одина; без Ларца Лафей, видимо, не сможет самостоятельно открывать Радужный Мост, а значит, перемещаться в иные миры, но, если не считать этого, то его больше ничто не сдерживает в иных мирах.
Отсюда и собственное решение Локи как царя: оставить Тора в изгнании, «пока длится перемирие с Ётунхеймом».

На этом, возможно, новый статус-кво был бы достигнут. Однако его, сама того не желая, разрушает мать, сказав, что Тор может вернуться, несмотря на отцовский бан. Хотела-то как лучше, да… хотела утешить… ну, как всегда.

Намёк на то, что отцовский бан не является абсолютной гарантией невозвращения Тора, в совокупности со всеми предшествующими обстоятельствами (одержимость Тора идеей войны, объявление Лафеем войны, обстоятельства ссоры Тора и Одина, включая приговор Одина Тору о том, что «он умер для тех, кто любил его» (еще раз напоминаю, что Локи был единственным свидетелем сцены), самоудаление папы с политической арены Асгарда), превращает стремление не допустить возвращения Тора (и => начала Межмировой войны: эта связка в сознании Локи стала неразделима) в идею-фикс.

Вместе с идеей-фикс о недопущении Межмировой войны в голове поселяется вредоносная мысль о том, что времени на действия нет. Мало ли когда и кто придумает притащить Тора обратно в Асгард? Приятели-гопники готовы мчаться за ним хоть сейчас.
Поэтому начинается спешное развертывание проекта «Лафей вылетает в трубу». Проект неимоверно изящен, потому что если бы прошел гладко, то получилось бы, что Лафей какбэ сам припёрся в Асгард учинять зло и получил заслуженных люлей, а асы тут ни при чем, лишь самооборонялись.

Феерически отыгранная речь Локи к Лафею состоит из обмана чуть менее чем полностью; правдой является лишь отношение Локи к правлению Тора («защитить наш мир от его идиотского правления»): в этот момент сквозь «театр» прорываются его истинные эмоции (впрочем, настолько мимолетно, что разглядеть их успеет лишь задрот вроде меня, рассмотревший каждую сцену под лупой человек, хорошо знакомый с Локи); что касается «чистосердечного» признания в срыве коронации Тора, то оно, скорее всего, фальшивое, чисто потому, что выполнено в том же стиле, что остальные враки.



И тут к Майклу Стражинскому прибегает продюсер и говорит: «Мужик, ты чо творишь, мы же снимает популярную экранизацию убогого комикса, а где тут у тебя злодеи!!!!!!!!?»
Стражинский бьет себя ладонью по лбу, выуживает коллекцию кинокомиксов и, нацедив с них пачку штампов, проставляет их в свой сценарий, запивая пивом.
Поэтому невыразимо прекрасных сцен больше не будет.
Впрочем, насмерть испортить закваску уже ничем невозможно.


… спешка при развертывании проекта «Лафей вылетает в трубу» неизбежно приводит к небрежности; деятельность оказывается недостаточно засекречена и привлекает внимание особо наблюдательных асов.
Особо наблюдатльный ас, вместо того чтоб предпринять что-нибудь нейтральное, поднимает открытый бунт и делает то, чего Локи боится больше всего: отправляет гопоту возвращать Тора.

В качестве контрмеры Локи отправляет фамильного БЧР «разрушить там всё, чтоб те не могли вернуться» *полагаю, требовалось сломать портал Радужного Моста на Земле*. Но робот безмозглый, и вместо того чтоб всё ломать, начинает всех убивать.

Дальше пафосная Предфинальная Баталия, в которой злой робочка, конечно же, проигрывает, Тор, конечно же, возвращает себе супергеройский молоток и суперсилу, и, конечно же, незамедлительно приступает к достойному занятию любого супергероя – избиению Мировых Злодеефф молотком по черепу.

Возвращение Тора вызывает в сознании Локи персональный конец света – не столько от предвкушения, что сейчас ему устроят избиение, сколько от мысли, что опосля избиения сбудутся все ужас-ужас-ужасы, которых он весь фильм боялся.
Поэтому-то он и активирует запасной план «на крайний случай» - вынести Ётунхейм, списав на чернобыльскую аварию глюк Радужного Моста.

Дальше пафосная Финальная Баталия, в которой Мировое Зло, конечно же, проигрывает, а Полезную-и-Уникальную-Примочку-из-Глубокой-Древности, конечно же, супергерой разбивает ко всем чертям (кстати, марвеловские асгардские асы – одни из очень немногих обитателей фантастических вселенных, которым разрушение подобного прибора не нанесет непоправимого урона, ибо они, как технически развитая цивилизация, могут построить еще один, раз уж построили первый).



В этот момент у Стражинского кончается пиво, а кинокомиксы встают поперек горла. Он бурчит себе под нос: «Да ну нафиг!», и тут же кинокомиксы исчезают, и возвращается обратно трагедия. Герои и злодеи вновь меняются ролями, герои становятся злодеями, а злодеи – героями; и в конце, как и положено, трагедия заканчивается смертью.



Почему Локи принял решение самоликвидироваться из асгардской реальности?
Во-первых, понимание, что Один не простит приемышу попытку ликвидировать родного сыночка. Это нам, зрителям, сторонним наблюдателям, очевидно, что Один испытывает к сыновьям одинаковые чувства, и делить их на родного и приемыша он не станет. А для Локи это не очевидно, особенно после неудачного разговора в Хранилище Ларца. Между тем, отношение самого Локи к отцу не изменилось, оставшись, как прежде, добрым и преданным; он решил, что причинил уже слишком много вреда дорогим людям, чтоб сохранить право оставаться с ними рядом. Это, опять же, нам, зрителям очевидно, что следует ещё задаться вопросом, кто кому больше вреда нанёс. А в трагедии каждый будет винить, конечно же, в первую очередь себя.
Во-вторых, согласно получившееся интерпретации, полувопрос-полуутверждение «у меня бы всё получилось» подразумевает не «уничтожить Ётунхейм», а «сохранить вселенский мир». Один отвечает на это – «нет». Это означает, что борьба, которую Локи ведёт столько времени, да и сама его жизнь, целью которой он поставил хранение мира, напрасны.


Какова же мораль всей этой истории? Да всякая разная. Что ни абзац, всё какая-нибудь мораль. Так что лучше просто смотрите и не парьтесь, и прикалывайтесь "в дороге" как можно больше :-)


PS Кстати, сюжет напрямую зависит от того, что изображают мордами своих лиц Том Хиддлстон и Энтони Хопкинс, потому что все те же диалоги и сцены можно было бы наполнить иными переживаниями, а также и мыслями, так как эти двое умеют изображать бессловно, одним лицом направление и ход мысли. При имеющемся наборе реплик и действий, прописанных для Локи, Хиддлстон мог сыграть банального суперзлодея, стремящегося захватить власть, - достаточно было не изображать так много человечности. Иными словами – попросту не играть. Но вместо этого получилось... ну, что получилось, то получилось.

PPS совместить в одном персонаже функции Локи и Бальдра - это.... смЕло 8-\ До такого могли додуматься только американцы.

PPPS я рада за Энтони Хопкинса, что на старости лет он сумел сыграть что-то особенное, а не себя. Впрочем, гримеры постарались оставить как можно меньше Энтони Хопкинса. Фирменные прищуренные глаза у одноглазого персонажа не разглядеть; фирменные улыбочки не очень-то уместны, да и не видны за бородой; а озвучка... что ж, должна сказать, что в русском дубляже переводчики постарались и создали озвучку в разы лучше, чем оригинал. Таким образом, ничего от Энтони Хопкинса в Э.Хопкинсе и не осталось. Зачем было брать именно его? Видимо, для громкого имени в титрах. Хотя мужик действительно постарался.


PPPPS ну, пожалуйста-пожалуйста, не записывайте меня в армию Локи!! 8)
Tags: loki'd, кинематограф
Subscribe

  • (no subject)

    О, пошло-поехало! Что ни день, то новость. Источники сообщили об ограничении цен на подсолнечное масло и сахар Но мы-то знаем, чем такое кончается…

  • (no subject)

    Я хотела разразиться гневным комментарием в адрес Эллен Пейдж, но потом поняла, что за нас уже всё сказал Южный Парк. И лучше всё равно не скажешь.…

  • (no subject)

    Я в экономике плохо разбираюсь и теоретический механизм не смогу так прям описать, но... Меня уже несколько лет как напрягает общая тенденция к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • (no subject)

    О, пошло-поехало! Что ни день, то новость. Источники сообщили об ограничении цен на подсолнечное масло и сахар Но мы-то знаем, чем такое кончается…

  • (no subject)

    Я хотела разразиться гневным комментарием в адрес Эллен Пейдж, но потом поняла, что за нас уже всё сказал Южный Парк. И лучше всё равно не скажешь.…

  • (no subject)

    Я в экономике плохо разбираюсь и теоретический механизм не смогу так прям описать, но... Меня уже несколько лет как напрягает общая тенденция к…