Женская имперсонация графа Дракулы (с) (acantharia) wrote,
Женская имперсонация графа Дракулы (с)
acantharia

Categories:

"Весна священная", Стравинский, Нижинский и Ко.

В субботу культпосветилась в Мариинке балетами - "Весна священная" и "Жар-птица". Очень, очень, очень интересно, а ведь такой эпитет я редко применяю к мариинским представлениям. Соображений возникло много.

1. чтоб оценить по достоинству "Весну священную", надо хорошо подковаться в культуре ХХ века и сколько-нибудь шарить в культуре века предшествующего. Надо знать таких парней как Сид Баррет, Курт Кобейн, Эндрю Элдрич. Надо посмотреть много пафосных голливудских фильмов, в которых внимательно слушать пафосные симфонические саундтреки. Надо заценить Мориса Бежара, причем основательно, а то в первый раз я видела Бежара на сцене, кажется, БКЗ "Октябрьского" и не поняла, что это высокое искусство, а не эксперимент малоизвестной танцевальной труппы *бедный Бежар*. Надо прочувствовать историю начала ХХ века, уяснив для себя его революционность и апокалиптичность. В общем, у меня на подготовку ушло 27 лет, и я отчетливо понимаю, что если б посмотрела "Весну" хотя бы на год раньше, я бы не поняла. Пазл бы не встал.
2. Смотреть и слушать "Весну священную" можно только в живую. Мне прежде попадались отрывки "Весны" в записях, и они не произвели ни малейшего впечатления, так что, боюсь, инопланетяне, которые послушают золотую пластинку "Вояджера", не смогут проникнуться величием земного искусства. А в живом исполнении музыка заиграла. И отчетливо напомнила мне пафосный голливудский саундтрек. Прямо один в один: именно такое музыкальное сопровождение часто доводилось слышать в эпических полотнах типа "Властелина Колец" или "Трансформеры". Её драматизм существует только в прямой связи с сюжетом: тот или иной поворот сюжета выгодно подчеркивается музыкально, и тогда проскакивает эмоциональная молния; в отрыве от сюжета и визуального ряда музыка гаснет.
Что касается визуального ряда, то от балета в привычном понимании здесь осталось примерно зеро. Визуальный ряд, как и музыка, заставляет вспоминать о пафосных голливудских фильмах, в который актеры гримируются до неузнаваемости и пейзажи рисуются на компьютерах, лишь бы вписаться в эстетику картины. "Весенние" декорации и костюмы, а также и хореография (хотя о ней отдельным пунктом) - все заточены под сюжет, и все взаимосвязаны друг с другом. Рериху удалось создать ощущение настоящей весны - светло-зеленой прозрачности, согретой ранним солнцем. Ради этого он абсолютно полностью отказался от привычных эстетических приёмов балета - нет ни прима-балерины в пачке, ни барочно-декоративного антуража. Ведь выспренная искусственность настоящего балета, конечно, красива, но слишком условна, чтоб с такой убедительностью визуализировать весну.
А потом появились странные тотемы в виде то ли пришельцев, то ли динозавров, а с точки зрения зрителей вековой давности, наверно, и вовсе чертей (вспоминается, что в это же время начал писать Лавкрафт). Такое чувство, что если б тем парням, которые ставили балет, дали современные кинокамеры и сопутствующую аппаратуру, они бы радостно бросились снимать кино со спеэффектами.
3. Хореография - это самая большая пощечина, которую влепил этот балет академическому. Тут, в общем-то, не балет, а пляски, что, конечно, не умаляет их достоинств по части экспрессии и сложности исполнения.
Проще всего объяснить, что есть хореография "Весны", рассказав одну историю из жизни Курта Кобейна.
Однажды Курт Кобейн устроил концерт, выпустив вперед себя на разогрев девчачью группу. Публика хотела не девиц, а Курта Кобейна, поэтому освистала девиц и закидала банками из-под пива. Тогда на сцену вышел Курт Кобейн. Он взял гитару и начал играть "Тин спирит". Однако после нескольких аккордов вдруг остановился. Начал играть с начала, и опять остановился. И снова начал играть с начала, и опять остановился. После чего послал публику по громкой связи, расфигачил гитару о колонку и ушел со сцены.
По отношению к балетной аудитории столетней давности, видавшей лишь барочных прим в пачках, хореография "Весны священной" - такой же вот концерт Курта Кобейна. Шли люди на балет, а тут такое... "А не пойти ли вам всем?" - с чувством сказал Нижинский.
Говорят, что Стравинский своей музыкой сказал примерно то же, однако для меня это не было столь очевидно. Наверно, моё ухо, выросшее на роке и чуткое к саундтрекам, оказалось привычно к такого рода музыке. А вот глаза, видавшие в основном академические балеты в постановке Мариинки, сразу поняли сообщение.
Можно, конечно, допустить, что Стравинский, Нижинский и Рерих не ведали, что творят, однако мне кажется более вероятным, что они прекрасно отдавали себе отчет в том, что у них получается, а потому отнеслись с пониманием, когда публика, получив... нет, даже не по морде, а пониже пояса, обиделась и устроила дебош. Кстати, дебош с драками и дуэлями, о котором рассказывают свидетели премьеры "Весны священной", свидетельствует о том, что при этом событии присутствовали как поборники академического балета, так и труЪ-неформалы начала века, которым "Весна" просто обязана была доставить.
4. "Весна", конечно же, является альтернативой, однако следует уточнить, какого типа. Ведь её бывает две разновидности. Первая - хипповская альтернатива. Это пацифистская и любвеобильная альтернатива милитаризованному обществу. Вторая - панковско-готическая. Это мрачная и злая альтернатива охиппевшему, раздобревшему и труляляшному обществу. "Весна" - это, очевидно, панковско-готическая альтернатива. Однако общество времен её появления было чудесным образом одновременно и труляляшным, и милитаризованным, причем и то и другое до предела.
Я, кажется, уже как-то писала (или по крайней мере рассуждала где-то с кем-то) под впечатлением от Лавкрафта, что люди конца ХIХ - начала ХХ века были этакими жуткими "цветами зла", которые, с одной стороны, боялись ужасов Лавкрафта, но, с другой стороны, способны были без всяких тормозов сжечь друг друга в огне Мировой войны. Эти адские цветочки хотели, чтоб им делали красиво (ц). Они хотели рафинированых сахарных балеринок, которые бы играли невинных томящихся красавиц (= безмозглых любвеобильных самочек), которых бы спасали храбрые витязи (= заносчивые гопники).
А "Весна" безжалостно лепит кувалдометром по всем пунктикам "адских цветочков". Она даже не пытается "делать красиво", уж тем более "делать красиво" по установленному стандарту. Характерно, что она не пытается также "делать уродливо". Вот эту сторону "Весны", кажется, не понял абсолютно никто. Хореографы ХХ века, считающие себя последователями команды, создававшей "Весну", решили, что "не делать красиво" - значит "делать уродливо". Даже тот же Бежар, которого мы весной смотрели в Мариинке - это по большей части было нарочитое такое "уродливо". "Весна" же - это не уродливо, это красиво, просто весьма своеобразно и без всяких оборотов на то, что на данный момент считается красивым.
В её либретто имеется девушка, уплясывающая себя до смерти в приступе религиозного экстаза, и полностью отсуствует Иван-дурак, который спас бы её по канонам обычных балетных сюжетов. Это напоминалка обществу о том, какова реальность, и насколько она далека от рафинированных сказочек. А в девушке при желании можно усмотреть общество, катящееся прямиком в Первую Мировую войну.

Вторым номером после "Весны священной" шла "Жар-птица". Идеальный выбор в пару к "Весне".

"Жар-птица" поставлена той же командой, что и "Весна". Она была создана раньше "Весны", однако в нашем субботнем вечере показана после. Оказалось, именно такой порядок позволяет лучше оценить и понять каждый из балетов, а также место и время каждого из них.
"Птица" - это переходная форма от обычного балета к "Весне". В ней есть всё то, с чем борется "Весна", но есть и первые ластоки "Весны". Начинается она с труЪ-балериночки в красной труЪ-пачке, вытанцовывающей труЪ-балетные па. Всё очень гламурно. Есть Василиса-любвеобильная и Иван-гопник. Все очень сахарно, сказочно и цветочно. Явно для угождения публике, вскормленной "Жизелью" и тому подобным. Но есть и пляски, и нечисть в диковинных, совсем не балетных костюмах. Некоторы пляски повторяют таковые из "Весны" чуть ли не один в один. И снова саундтрекообразная музыка, сюжет и визуальный ряд а ля голливудский блокбастер. Очевидно, русский балет в те времена занимал в мире то место, которое сечас занимает Голливуд *и это не упрек балету, а комплемент Голливуду*.

И вот что мне однозначно понятно: "Весну" нельзя показывать детишкам и людям неподготовленым. Точнее людям, которые сами себя к ней не подготовили. Потому что ну скажут детишкам: "Это авангард, это очень круто", а детишки посмотрят, увидят какие-то кривляния на сцене под немелодичную музыку и подумают: "А где пачка? А где стойки на кончике ципочки?".

А вообще, "Весна священная" на сцене Мариинского театра - это всё равно что, скажем, "Дарк сайд оф зе мун" на сцене Филармонии. Что особенно иронично, если вспомнить, как автора "Весны" с треском уволили из Мариинки за гораздо более скромную попытку сдвинуть балетное искусство в этом направлении. вообще, я там у себя рассматриваю версию, что увольнение было результатом интрижек Матильды Кшесинской, однако официально объявленным поводом послужило самовольное осовремениевание костюма принца Альбера в "Жизели". Якобы новый костюмчик возмутил Императрицу, и та приказала уволить танцовщика, хотя впоследствии выяснилось, что Императрица не возмущалась и никаких таких распоряжений не давала. Вот так-то. Сначала увольняют за костюмчик, а спустя сто лет ставят на главной сцене такую большую оплеуху всему балету.
Tags: искусство эстетика красота, концерты, музыка
Subscribe

  • (no subject)

    один пожар задымил весь город. Потому что от Володарского моста до излучины Невы доносило весьма плотный смог, и ясно, что рассеиваться он там не…

  • (no subject)

    * перепощу сюда, чтоб не пропало во тьме веков * ____________________ «Здесь город противопоставляется ночи, как образ жизни ради земных благ, а…

  • (no subject)

    Сияние заходящего солнца 06.11.2020

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments