Женская имперсонация графа Дракулы (с) (acantharia) wrote,
Женская имперсонация графа Дракулы (с)
acantharia

Category:

кто такие Ваниары и с чем их едят

Для начала, позвольте чуть более развернутый отзыв на пресловутый доклад "Пуфики...". Да простят мне авторы столь пристальное внимание к их работе. Я не хотела его обсуждать, но меня попросили.
***

ЦЕЛЬ ДОКЛАДА: опровергнуть фэндомное представление о Ваниарах как о «бесполезном» народе.

ЧТО УДАЛОСЬ: 1. обозначить круг фэндомных представлений, как о Ваниарах, так и о других народах Арды. Рассматриваются наиболее агрессивные и нетерпимые взгляды, причем не только «врагов» к Ваниарам, но и «ваниарофилов» к «врагам». Действительно: кажется, именно враждебность всех ко всем стала доминирующей тенденцией в фэндоме последних лет десяти. Всякая попытка преодоления этой враждебности похвальна.
2. выделить ряд наиболее распространенных глюков: а) бесполезность и неумение делать что-то собственными руками, б) Ваниар – «аморфные», «несамостоятельные», «равнодушные», в) Ваниар первыми пришли в Валинор, задружились с Валар и сидят у ног Могучих. Поэтому их все уважают, а так они ничего полезного не делают, г) Ваниар не смогли бы выиграть Войну Гнева, потому что у них не было боевого опыта;
+ предпринята попытка их опровержения.
3. создать ростки «положительного фанона», который бы не омрачил, а лишь украсил картину, созданную Профессором: а именно, допущение о том, что Ваниары изучали песни Сил, пытаясь так исцелять Искажение (эта идея просочилась от Юли_Понедельник).

ЧТО НЕ УДАЛОСЬ 1. найти источники и причины подобных представлений о Ваниарах. Имеют ли они текстологическую базу? Хотя автор честно признается, что его доклад не текстологический, а в чистом виде фэндомологический, неполнота работы с текстом дезориентирует. Частично текстовые источники привлечены, но лишь по части опровержений расхожих представлений; чтобы опровержение обрело полную силу, хотелось бы узнать, не является ли опровергаемый негатив обоснованным, или это фэндомный глюк в чистом виде, не имеющий корней в текстах Профессора.
2. в секции доклада, в которой предпринимается попытка разобраться в причинах неприязни, указываются не причины, а «сопутствующие глюки», и рисуется «обобщенный потрет» фана, демонстрирующего негативное отношение к Ваниарам: это юный максималист с развесистой клюквой в голове. При этом за кадром остается вопрос, может ли равнодушное или негативное отношение к Ваниарам возникнуть на основе текстовых первоисточников у нерадикального толкиниста. Впрочем, более-менее ясно показано, что нетерпимость к одним персонажам всегда идет вкупе с букетом искаженных представлений о других персонажах; из чего можно сделать вывод, что нетерпимость является результатом спонтанно накопившихся в фэндоме глюков, исповедование которых незаметно для фэндома вытеснило непредвзятую работу с литературным первоисточником. Поскольку в цели доклада не входит поиск причин заполонившей фэндом враждебности всех ко всем, то можно смело отозвать претензии к неполноте раскрытия этой темы.
3. хотя автор сделал отличное наблюдение в сетевых дискуссиях толкинистов - «части народа почему-то кажется, что их любимые герои будут особо выигрышно смотреться на фоне помоев, вылитых на других героев» - ему не удалось самому выйти за пределы такой формы дискуссии. Конструктивные соображения о Ваниарах сильно разбавлены агрессией и негодованием в отношении оппозиционных фанов и исследуемых мнений, а также большим количеством глюков не о Ваниарах, которые просочились от той же Юли. С одной стороны, автора винить никак не можно (ваш покорный слуга сам неоднократно взрывался, доведенный до кипения фэндомными глюками); однако если целью доклада было восстановление доброго имени Ваниар через демонстрацию их положительных качеств и заслуг, то следовало бы избегать каких бы то ни было провокаций и обвинений: по возможности непредвзятая, спокойная позиция, не задевающая никого постороннего, позволила бы как сторонникам, так и противникам прислушаться и оценить конструктивные положения трактата по достоинству.
***

Теперь, раз уж ваш покорный слуга по уши влез в ваниарскую тему, позвольте и ему внести свою лепту в ваниарское отбеливание.

Нижеследующая статья возникла в ответ на доклад «Пуфики…». Она не спорит с ним, наоборот, скорее дополняет и продолжает. По моему мнению, одним лишь коллекционированием фэндомных глюков нам никогда не добиться перелома негативных тенденций в фэндоме и не навести порядок в фэндомных представлениях. Во-первых, без текстологического подкрепления мы можем любые тезисы называть глюками, и единственным критерием будет субъективная оценка, нравятся они нам или нет. Во-вторых, если просто объявить «Те, кто думает так-то и так-то – придурки», ответом будет лишь усиление ненависти и нетерпимости.
*Для меня лично самой болезненной пощечиной от фэндома было обсуждение меня какими-то толкинистами по мотивам таблицы различий ВК фильма и книги **дословно не помню**: «вон, у нее в профиле написано ‘феаноринг’, они все душевнобольные дебилы»; такуим образом выражалось несогласие с соержанием таблицы. Я, в свою очередь, в комментах к той же таблице заметила, что не понимаю, как Катька Бланш в роли Галки может нравиться нормальным толкинистам, чем, возможно, и спровоцировала столь ядовитый всплеск ненависти*.
Поэтому, позаимствовав перечень ваниароглюков из статьи Tao2, я предпринимаю попытку проследить пути возникновения этих глюков и предлагаю вариант трактовки тех же фактов, которые служат первоисточником глюков, в пользу Ваниаров.

Спасибо Tao2 и Юле_понедельник за идеи.

***
ОТКУДА РАСТУТ НОГИ У НЕПРИЯЗНИ К ВАНИАРАМ?

1. первое знакомство с Ваниарами у любого читателя происходит, конечно же, в Сильмариллионе.
Информации о Ваниарах в Сильме - минимум:

(Vanyar 1) Manwë has no thought for his own honour, and is not jealous of his power, but rules all to peace. The Vanyar he loved best of all the Elves, and of him they received song and poetry; for poetry is the delight of Manwë, and the song of words is his music.

(Vanyar 2) The smallest host and the first to set forth was led by Ingwë, the most high lord of all the Elvish race. He entered into Valinor and sits at the feet of the Powers, and all Elves revere his name; but he came never back, nor looked again upon Middle-earth. The Vanyar were his people; they are the Fair Elves, the beloved of Manwë and Varda, and few among Men have spoken with them.

(Vanyar 3) As the ages passed the Vanyar grew to love the land of the Valar and the full light of the Trees, and they forsook the city of Tirion upon Túna, and dwelt thereafter upon the mountain of Manwë, or about the plains and woods of Valinor, and became sundered from the Noldor. But the memory of Middle-earth under the stars remained in the hearts of the Noldor, and they abode in the Calacirya, and in the hills and valleys within sound of the western sea; and though many of them went often about the land of the Valar, making far journeys in search of the secrets of land and water and all living things, yet the peoples of Túna and Alqualondë drew together in those days. Finwë was king in Tirion and Olwë in Alqualondë; but Ingwë was ever held the High King of all the Elves. He abode thereafter at the feet of Manwë upon Taniquetil.

(Vanyar 4) The Vanyar indeed held him in suspicion, for they dwelt in the light of the Trees and were content; and to the Teleri he gave small heed, thinking them of little worth, tools too weak for his designs. But the Noldor took delight in the hidden knowledge that he could reveal to them; and some hearkened to words that it would have been better for them never to have heard.

(Vanyar 5) Now when it was known that Morgoth had escaped from Valinor and pursuit was unavailing, the Valar remained long seated in darkness in the Ring of Doom, and the Maiar and the Vanyar stood beside them and wept; but the Noldor for the most part returned to Tirion and mourned for the darkening of their fair city.

(Vanyar 6) Now it came to pass that Finwë took as his second wife Indis the Fair. She was a Vanya, close kin of Ingwë the High King, golden-haired and tall, and in all ways unlike Míriel. Finwë loved her greatly, and was glad again. But the shadow of Míriel did not depart from the house of Finwë, nor from his heart…

(Vanyar 7) But the host of the Valar prepared for battle; and beneath their white banners marched the Vanyar, the people of Ingwë, and those also of the Noldor who never departed from Valinor, whose leader was Finarfin the son of Finwë.

Плюс еще редкие упоминания вскользь.

Итого, что видит читатель?
1. Ваниары бросили Средиземье раз и навсегда. Один раз заглянули в Средиземье ненадолго, да и то не все (Ингвэ, например, остался на Валиноре).
2. бросили не только Средиземье, но и Телерей и Нолдоров, перекочевав ближе кого бы то ни было к Двум Деревьям и Таникветилю.
3. самый главный из Ваниаров сидит вообще у ног Манвэ. Причем это упоминается неоднократно, на фоне общей скудности информации.
4. хотя Ингвэ почитается как верховный король всех Эльфов, он ни разу не проявил себя как король. В Сильме он вообще ни разу не проявил себя; сказано только, что есть такой чувак на Таникветиле.
5. не названо ни одного достижения Ваниаров; хотя мельком упомянуто, что они учились музыке у Манвэ, о них не говорится как о непревзойденных мастерах даже в этой области.
6. после Исхода Нолдоров они исчезли из повествования, поскольку остались в Валиноре и никак не давали о себе знать; появились они после этого всего один раз, во время Войны Гнева, в составе войска Валаров.

Теперь разберемся, какие глюки могут на этом вырасти.

Откуда взялись «пуфики»?
Из-за того, что Ваниары географически находятся ближе всех к Валарам, некоторые даже сидят у их ног.

Откуда взялось мнение о бесполезности и бестолковости Ваниаров?
Хотя один раз говорится, что они учились музыке и поэзии у Манвэ, нет никаких упоминаний о каких-либо достижениях Ваниаров, в том числе на музыкальном поприще. И это на фоне постоянного восхищения достижениями Нолдоров и Телери. Вместо восхваления способностей Ваниаров, в качестве их достоинства постоянно упоминается близость к Валарам. В результате складывается впечатление, будто это и есть их главное и единственное достоинство при отсутствии каких-либо умений.

Откуда взялось мнение об аморфности, несамостоятельности и равнодушии Ваниаров?
Ваниары ни разу не называются самыми важными из Эльфов, однако много раз упоминается, что Ингвэ – верховный король всех Эльфов. Иерархия королей может быть принята читателем подсознательно за иерархию народов: мол, раз ихний король главнее, то и народ в целом главнее. Кроме того, Ваниары – любимый народ Манвэ, это тоже может создавать впечатление их привилегированности. Кроме того, Ваниары составляли первое войско Эльфов, вошедшее в Валинор, Нолдоры – второе, а Телери – третье; возможно, порядок войск некоторые принимают за порядок в иерархии (эльфы высшего ранга, эльфы второго ранга, эльфы третьего ранга).
Этот сквозящий оттенок привилегированности Ваниаров накладывается на отсутствие упоминаний об их достижениях и сильный акцент на то, что они живут в глубине Валинора, а их король – на Таникветиле. Отсюда складывается впечатление, будто важность живых существ определяется только их географической удаленностью от Манвэ.
Масла в огонь подливает и фигура Ингвэ, повернувшегося к Средиземью задом, к Манвэ передом, и, опять же, никак больше себя не проявляющего. Когда, например, у Нолдоров начались проблемы, вмешались Валары, но не Ваниары, хотя их король считается выше рангом, чем король Нолдоров. Неужели весь его авторитет исходит только от того, что он рядом с Манвэ аки Табаки рядом с Шерханом?
А присовокупим сюда озвученный Валарами тотальный запрет смертным Людям появляться в Благословенном Краю. Возникает ощущение натурального расизма: Ваниаров не пойми за что пригрели на Таникветиле и балуют светом Дерев, а про нас, смертных, забыли и забили, и вообще запретили даже в поле зрения появляться, хотя мы в упор не понимаем, чем мы хуже. Может, не такие декоративные? Или доставляем слишком много хлопот своей смертностью? Или не умеем так челом бить? Неужели в Арде имеет значение лишь то, угождаешь ты начальству или нет???
Участие Ваниаров в Войне Гнева тоже не воспринимается в Сильме как инициатива: идет речь о воинстве Валаров, в составе которого присутствуют Ваниары, а не воинстве Ваниаров; что только усиливает впечатление о Ваниарах как о безынициативных куколках, которыми манипулируют Валары: им велели, они сделали.
Если же читатель продвинется дальше Сильмариллиона, он узнает, что после трагических событий на Валиноре Ваниары резко милитаризировались, переключились с пения песен на строительство крепостей, создали армию, так что их появление в Войне Гнева перестает быть неожиданностью, противоречащей «аморфной» натуре Ваниаров.
В то же время, что же это получается? Сидели 500 лет военизированные и боеготовые, но палец о палец не били? В то время как в Белерианде… да ладно бы еще в Белерианде были одни Нолдоры, которые сами напросились, там же еще и ни в чем не виноватые дориатримы, и столь же не виноватые Люди, и вообще толпа народа самого разного. Почему не помочь им? Надеялись на успех Нолдоров? Тогда зачем боеготовность? А может, не просто надеялись на успех Нолдоров, но боялись, что Нолдоры в случае успеха пойдут обратно в Валинор? Читателю будет всё же проще подумать, что Ваниары попросту безразличны ко всем, кроме своего Манвэ, а потому расставили вокруг Манвэ охрану, а на остальных плевали с высокого Таникветиля. А тот факт, что Ваниары в свое время уже забили на всех и вся, лишь подтвердит эту версию.
А в качестве фаталити есть еще Индис из «Истории Финвэ и Мириэль», такая гламурненькая блондиночка, которая руками работать не умеет, только поет да танцует и еще чужих мужей соблазняет. Конечно, нельзя судить о целом народе по одной персоне; но ведь и Ингвэ вроде как ничего толком не делает, так что их уже двое… Кроме того, само слово «Ваниар» значит «блондинки», вроде как; а блондинки – они такие блондинки.
В условиях крайней скудности информации о Ваниарах читатель цепляется за любую мелочь, делая из нее экстраполяции на весь народ.

Что ж, картина получилась не самая лестная. И, увы, все немногочисленные факты о Ваниарах, которые удается нацедить из разных источников, не могут однозначно послужить для украшения портрета этого народа. Все те же факты, с равным успехом, если не с большим, можно преподнести и в дурном свете.

А МОЖЕТ, ВСЁ БЫЛО НЕ ТАК?
Как бы то ни было, сам Профессор писал о Ваниарах с нескрываемой симпатией. Этот факт должен любого толкиниста заставить задуматься о том, что не всё так просто и не всё так плохо с Ваниарами. Что-то тут есть, недоступное простому взгляду, что должно одним махом превратить Ваниаров в супернарод, достойный почитания не только всеми Эльфами и Валарами, но и читателями.

Разберемся, каким образом это «нечто самое важное» могло потеряться, если оно действительно настолько важно.

У Легендариума есть «внешний автор» – Толкиен, и «внутренний автор» - некий житель Эндоре, записывавший историю и легенды Арды.
Внешний автор, когда писал о Ваниарах, представлял себе некий образ. Образ, очень ему симпатичный. Но Ваниары не являются в его произведении действующими лицами, хотя бы даже эпизодическими. Он упоминает об их существовании для полноты картины, но задачи раскрывать их во всех подробностях нет. Задача скорее даже прямо противоположная – по возможности сократить долю несущественных элементов, чтоб побольше места осталось для раскрытия фабулы. Поэтому «внешний автор» только замечает, что «есть такие чуваки, и их все любят и уважают», и всё. Какие-то факты о них в текст иногда попадают, но, положим, отбираются они рандомно, случайным образом, просто наиболее вписывающиеся в контекст в данном месте и данное время. Например, пишется о том, что Ингвэ почитаемый всеми… настолько почитаемый, что аж сидит рядом с самим Манвэ. Почему он такой почитаемый, так и осталось за кадром; а упоминание сидения рядом с Манвэ нужно не для того, чтоб объяснить почему, а для того лишь, чтоб подчеркнуть масштаб почитания. Читатель, не знающий, что такое Ваниары, с легкостью может спутать божий дар с яичницей; но автор мог просто не заметить получившейся путаницы, ослепленный дивным образом благородного народа.
«Внутренний автор» легендариума мог недополучить информации о Ваниарах так же, как мы с вами; мог испытывать обиду за «расизм», который можно при желании вывести из известных о Ваниарах фактов; мог счесть что-либо очевидным и не нуждающимся в упоминании. Для него Ваниары – это «вещь в себе», недоступная его восприятию; а что толку подробно расписывать свойства вещи, которая всё равно никогда не провзаимодействует с реальным для него миром?

В итоге мы, читатели, видим только маленькие побеги от могучего корня, скрытого от нас. Подумаем, что это может быть.

Могло ли челобитство, умение целовать господскую ручку быть тем свойством, за которое Толкиен любил Ваниаров? Нет. Одна из основополагающих идей главного произведения Профессора – «Властелина колец» - заключается в том, что «малым сим дано так же изменять судьбы мира, как и великим». Это, вообще-то, очень продвинутая демократическая идея, не отрицающая, с одной стороны, величия одних по сравнению с другими, но утверждающая, что никакое величие не дает повода для звездной болезни. Иерархия иерархией, но это не значит, что ее вершина – всё, а низы – ничто.
Человек, посвятивший толстенную книгу доказательству этой идеи, не мог приписать кому-либо величие на том только основании, что этот кто-то умеет подхалимничать перед Большим Боссом.

Попробуем сплясать не от того факта, что Ваниары сидят у ног Стихий, а от другого – что они безумно влюбились в свет Двух Деревьев.
Стоило им увидеть Два Дерева, их туда потянуло как магнитом, настолько, что они позабыли сначала о Куивиэнен, потом об Эндорэ, потом о Телери, потом о Нолдорах, примагничиваясь к Деревьям всё ближе и ближе. Так уж вышло, что Валары тоже жались поближе к Деревьям, поэтому Ваниары оказались у ног Стихий случайно – просто их обоих примагнитило в одно и то же место.

А что представляют собой Два Дерева? Пожалуй, вместе с горой Таникветиль – это место, наиболее похожее на Арду Неискаженную, наиболее свободное от Искажения. Ваниаров притянуло к Арде Неискаженной сильнее, чем кого бы то ни было.
Затаившийся скепсис, не желающий так просто сдаваться, буркнет из глубин подсознания: Ваниары сидят на всём готовеньком, нет чтоб взять в руки какой-нибудь инструмент и попробовать подлатать остальную Арду. Именно этим занимаются Нолдоры: один раз увидев совершенство, они остановились точно между ним и Искаженной Ардой и принялись изучать мир во всей его полноте, творить и совершенствовать. Между тем, Нолдоры и Ваниары, при всех различиях, имеют много общего. Они любят друг друга, они вместе совершали путешествие, вместе строили Тирион. Даже окончательное переселение Ваниаров в глубины Валинора не привело к тотальному разделению двух народов, ведь и у Нолдоров была фракция, переселившаяся в Валинор, – это Первый Дом. И ушел он туда в поисках знания.

А что, если и Ваниары переселились в глубины Валинора с той же целью? Сделаем предположение: если Нолдоров интересует устройство мира реального и пути его совершенствования, то Ваниаров больше интересует устройство совершенства достигнутого. Его изучением они и занимаются.

К слову, все валинорские (а может, и не только валинорские) Эльфы так или иначе завязаны на Арду Неискаженную: Нолдоры ищут пути совершенствования мира, Телери любят море, в котором яснее всего слышна Музыка Творения; логично ожидать, что и Ваниары занимаются какими-то аспектами гармонии. Что если они услышали Музыку в сердце Валинора так же, как Телери – в море?

Это объяснило бы абсолютно всё.
Ваниары действительно безумно влюбились в свет Деревьев, и посвятили себя его познанию; потому-то и оставили остальную Арду, что не могли найти в ней такого же совершенства.
При таких интересах они скорее будут заниматься духовными практиками и натурфилософией, нежели вещественными искусствами и ремеслами. А Ингвэ у них кто-то вроде Будды, а не политическая фигура.
Они могут, по необходимости, применить свои знания о гармонии на практике, но всё же материя Арды, в которую примешано Искажение, - это не их стихия. У Нолдоров вектор прямо противоположный: они изучают, конечно, в том числе и идеальное строение мира, но работают с реальной материей.
А что если Феанор учился у Ваниаров, прежде чем создать Сильмариллы?
Не удивительно, что Ваниары не стали слушать Мелькора: чтО он может рассказать им об устройстве Арды Неискаженной? И неудивительно, что Ваниары относились к Мелькору с недоверием: ведь именно он внес в Арду Искажение, каким бы исправившимся он ни постулировался. Нолдоров, напротив, интересует знание о мире во всей его полноте, включая и Искажение, раз уж оно есть; но в результате они более восприимчивы к Искажению, чем Ваниары.
Из-за Искажения Ваниарам пришлось почти полностью выпасть из реальности Арды, потому что предмет их интереса практически нигде не встречается, кроме внутренних областей Валинора.
В Арде Неискаженной Ваниары и Нолдоры, возможно, вообще не разделились бы на два отельных народа.
До Затмения Валинора Ваниары с головой ушли в изучение своего сокровища. В результате Затмения они потеряли свое главное сокровище – Два Дерева, так же как Нолдоры потеряли Сильмариллы, а Телери – корабли. Больно; зато напомнило о необходимости адаптироваться к реалиям Арды Искаженной, в которой надо защищаться самим и «защищать то, что нам дорого» (ц). Поэтому Ваниары мобилизовались и встали на защиту того, что у них осталось – горы Таникветиль.

Вот что сказал им Эарендил, когда приплыл к ним с Сильмарилом.
Они увидели свое сокровище, находящееся внутри нолдорских Камней под самой лучшей защитой, какую можно придумать в Арде, а Эарендил сказал: «Какие бы между нами ни были различия, цели у нас одни [вот они]. Пока мы стоим порознь, мы никогда не преуспеем. Мелькор добивался именно этого. Только вместе мы добьемся успеха».
Тогда-то Ваниары и признали, что война Нолдоров – это и их война.

Наконец, мы не можем утверждать на все сто, что участие в Войне Гнева – единственная практическая польза для Эндорэ от Ваниаров. Хотя напрямую от Ваниаров в Эндорэ не просочилось практически ничего, мы не знаем, какое влияние они имели на Нолдоров, какой внесли вклад в их культуру и науку. Ведь, если только Ваниары не загорали под светом Дерев (а мы уже показали, что с большой долей вероятности они там занимались размышлением и осмыслением), то те из Нолдоров, кто странствовал по Валинору в поисках знаний, вряд ли упустили бы какую-либо возможность поучиться.
Tags: Толкиен, трактат
Subscribe

  • День Арктура

    Предысторию я уже как-то рассказывала... рассказываю еще. Звезда Арктур - весенняя звезда нашего неба (в высшей точке видна весной), одна из…

  • Про черные дыры, и каково в них погружаться.

    Подумала, что надо записать эту мысль. Про черные дыры, и каково в них погружаться. Я читала на эту тему в книжках, заслуживающих доверия, из…

  • (no subject)

    как вам идея для футболки? фото: подпись: "Не мертво то, что в вечности живет, со смертью времени и смерть умрет"

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • День Арктура

    Предысторию я уже как-то рассказывала... рассказываю еще. Звезда Арктур - весенняя звезда нашего неба (в высшей точке видна весной), одна из…

  • Про черные дыры, и каково в них погружаться.

    Подумала, что надо записать эту мысль. Про черные дыры, и каково в них погружаться. Я читала на эту тему в книжках, заслуживающих доверия, из…

  • (no subject)

    как вам идея для футболки? фото: подпись: "Не мертво то, что в вечности живет, со смертью времени и смерть умрет"