Женская имперсонация графа Дракулы (с) (acantharia) wrote,
Женская имперсонация графа Дракулы (с)
acantharia

Бразилия 8

А потом началось Путешествие.
Первая ступень знакомства с джунглями – «статическая»: несколько дней в научно-туристической станции Jungle lodge “Ecopark” в чаще леса. Хотелось написать «в самой чаще», но потом я вспомнила: «самая» чаща амазонского Леса практически недоступна, особенно для туристов. То, куда забрались мы – это еще достаточно обжитые места, удаленные от Манауса на пару десятков километров, не более.

Нет другой дороги в Jungle lodge Ecopark, кроме как по воде. Катер отплывает от «Тропика» и движется вверх по Рио Нигру. Затем сворачивает в его приток, обозначенный на карте как небольшой безымянный ручеек… наверно, если б те же картографы работали в Ленобласти, Неву они вообще не нанесли б на карту.
Из «ручейка» - поворот в какие-то его притоки и протоки, еще поворот... Неподготовленный человек не может разобраться в витиеватых водных дорогах Амазонии: надо жить здесь с детства, чтоб быть в состоянии хотя бы уместить всё это в голову.
В конце концов, катер останавливается в неподвижной заводи. Из ее темной воды поднимаются раскидистые деревья. Берег отчетливый и - песчаный! Лес немного расступился, образовав пляжик. Позже нам рассказали, что в этом месте когда-то добывался песок для строительства Манауса, но «побритые» участки так и не заросли. Неподалеку от того места, куда мы причалили, образовалась даже малюсенькая пустынька – «амазонская тундра» - несколько десятков метров в поперечнике. Пустынька, в свою очередь, привлекла внимание исследователей, и рядом с ней возник «Экопарк» - место для культурного ознакомления с джунглями и их проблемами.


не река в лесу, а лес в реке

Экопарк – это несколько домиков на сваях и большая столовка под соломенным навесом, соединенные между собой бетонными дорожками с поребриками. Поребрики нужны, чтоб на дорожки не заползало невесть что. Сваи под жилыми домиками нужны для того же: чтоб максимально отгородить дом от лесной подстилки. Поребрики и сваи, однако, не очень-то помогают. Как-то раз после ужина мы шли по дорожке к себе домой, и тут я вижу – прямо под ногами, в одном-двух шагах впереди меня что-то шевелится. Пригляделась – ба! Змея! Красивая черно-красная змейка. Еще шаг, и я б на нее наступила. Хорошо, что глядела в оба! Мы побежали назад в столовую хижину бить тревогу. Наш индеец (да, туристов в Экопарке пасут индейцы: они, как коренные жители, единственные чувствуют себя тут в своей тарелке) немедленно пошел с нами, посмотрел на змею и сказал: «О! Да это ж коралловая змея! Если б она Вас укусила, через десять минут Вы бы умерли». Он аккуратно поймал змею и отнес в лес. К обитателям Леса, даже к самым опасным, здесь относятся почтительно.


коралловая змея малоизученная и очень ядовитая

Был и другой инцидент. Более адреналиновый, но менее опасный. По правде сказать, произошел он раньше, чем встреча с коралловой змеёй, просто степень грозившей мне опасности заставила выдвинуть змею на первое место, а об этом инциденте упомянуть лишь во вторую очередь.
В первый же вечер, когда нас только-только вселили в наш домик, и мы его осматривали и обживали, открыла я дверь в санузел, и тут с пола санузла в малюсенькое окошечко, расположенное почти под потолком, вылетела… лягушка! По крайней мере, мне так показалось, что небольшая коричневая тварька, пронесшаяся прямо перед моим носом, была лягушкой. От неожиданности я аж подскочила, впрочем лягушка тоже. Неужели её испуг, когда я вдруг открыла дверь, был такой силы, что придал лягушке такое ускорение, что она сумела взвиться аж на 2 метра? Наверно, если б мой встречный испуг смог пропорционально преобразоваться в ускорение, то я бы тут же улетела на Луну.
Впрочем, как знать, лягушка запросто могла оказаться ядовитой, и зря я сейчас так легкомысленно вспоминаю её. А может, это была и не лягушка.
В тот первый вечер я засыпала с единственной мыслью: «Блин, проснуться б завтра – живыми и здоровыми».
В последующие дни индеец водил нас по Лесу, показывал и рассказывал. Мы узнали, что джунгли бывают двух типов: на торфе и на песке. Джунгли на торфе темные, густые, приземистые, и в них много влаги и комаров. Джунгли на песке высокие, светлые, сухие (относительно), и комаров в них нету (относительно).
Мы видели муравья размером сантиметра 2-3. Индеец достал его палочкой из-под какого-то дерева и сказал: «Если вас укусит такой муравей, у вас будет лихорадка 2 дня; а укус нескольких таких муравьев смертелен». Вообще, «ядовито», «опасно» и «смертельно» - три самых часто повторяющихся слова в амазонских экскурсиях. Индеец озвучивал их в отношении большинства встречавшихся нам на пути «экспонатов».
Ночью индеец возил нас на каноэ. Здесь, в Амазонии, буйство жизни. И не только растительной, но и животной. Здесь везде, на каждом дереве, на каждой травинке, под каждой кувшинкой что-то ползает, плавает, летает или сидит в грязи. В воздухе стоит гомон насекомых, не смолкающий ни днем, ни ночью. На фоне этого стрекота раздаются крики птиц и зверей, плеск речных обитателей. Здесь не бывает тихой ночи. «Слышите этот звук?» - спрашивал индеец, имитировал звук, который нам следовало услышать, и давал нам прислушаться, - «это гремучая гадюка, очень ядовитая». Потом он водил фонарем по прибрежным кустам. «Вы заметили два блеснувших огонька? Это крокодил». «Вы слышали этот шорох в кроне дерева? Это ягуар». Самого ягуара, правда, разглядеть не удалось. А крокодилы в Амазонии, как мы выяснили за время путешествия, лежат под каждым кустом. Ну, даже если не под каждым, то каждые метров сто точно.
А днем мы рыбачили в ближайшей заводи. Ловили пираний для супчика. В качестве наживки – кусочки мяса.
А вот легендарные амазонские комары оказались далеко не так страшны, как их малюют. Их, конечно, много, но – только в торфяных джунглях. И, кроме того, их укусы гаснут на удивление быстро, и даже если вас покусали, через десять минут вы уже не вспомните об этом.
И были дикие обезьяны. Они выходили из леса поиграть с людьми, а может, и стрельнуть у них что-нибудь съедобное и/или полезное.
И были попугаи ара. Они проносились в воздухе, как вспышки алого пламени с сине-желтыми сполохами на крыльях. Они прилетали пожевать камешков на песчаном берегу. А во время завтрака попугаи чинно сидели вокруг столовой по ветвям деревьев и разговаривали друг с другом на своем попугайском языке, ползали по деревьям, как обезьяны, используя клюв в качестве третьей лапы, и кушали фрукты.


ара едят 1. камешки на пляже и 2. фрукты около столовки

К завтраку прилетали и зеленые попугаи - амазоны. Они были понаглее ар. Они забирались прямо в столовую, и бочком-бочком, шажок за шажком, подбирались к столикам, за которыми завтракали люди. Попугаи садились к столикам, как это положено, на стул (точнее на спинку стула – на сам стул не позволяет сесть рост) и клянчили булочки.



В один из дней мы совершили вылазку из Экопарка в индейскую деревню. Поселения индейцев в Амазонии бывают двух видов: плавучие дома, пришвартованные к берегам, или хижины на сваях, если лес не слишком влажный и плотный. Плавучие дома мы то и дело встречали по берегам Амазонки и Риу-Негру; сейчас же познакомились с деревней на сваях. Впрочем, ничего принципиально нового в домах деревни не оказалось: конструкция была аналогична домам Экопарка. Надо полагать, сам Экопарк строился теми же индейцами.



По части быта самой интересной и запоминающейся оказалась кухня. В смысле пища. Индейцы показали, как они получают муку для лепешек. Поскольку злаки выращивать в Амазонии невозможно, мука готовится из плодов какого-то местного растения. Плоды ядовитые, поэтому сначала проходят очень длительную обработку, вымачиваются, сушатся, так что, в конце концов, становятся пригодны в пишу. Лепешки из них получаются бесцветные и безвкусные. Зато хоть какой-то хлеб!
И еще они угостили нас плодом, из которого, насколько мы поняли их слова, готовится белый шоколад. По вкусу его нежная мякоть действительно напоминала белый шоколад. Однако сама форма плода – твердая кожура, шелковистая белая мякоть, в которой «плавают» крупные семена – это же натуральный какао-боб! Вкусная штуковина, надо сказать.

А еще наш индеец сплел мне «корону» из листа пальмы, с маленькой птичкой на соломинке. Корона до сих пор жива, хранится у меня дома, хотя все тонкие связующие соломинки в ней давно сломались, и теперь она – просто плетеная ленточка.
Tags: воспоминание, мои путешествия, планета Терра система Соляр
Subscribe

  • (no subject)

    UPS. Это всего лишь источник бесперебойного питания. Uninterruptible Power Supply

  • (no subject)

  • XD

    я просто оставлю это здесь для себя. Вместо того чтоб смотреть фильм Оригинал взят у aerieel в Sai hak chin ака Tiger Cage II ака…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments