Женская имперсонация графа Дракулы (с) (acantharia) wrote,
Женская имперсонация графа Дракулы (с)
acantharia

Бодхисаттва ч.7

ууу, щасс будет самое суровое душекопательство :)))

***

20. В индийской духовной практике есть такой образ: чувства – это упряжка коней, а человек – возница. Если кони понесут, они уничтожат человека. Если человек отсечет свои чувства, он станет медленным и неэффективным. А подчиняя себе упряжку, он поскачет далеко.
Джедаи Старой Республики пытались пресечь в себе чувства – запрещали их себе, страшась, что «кони понесут» и увлекут их на Темную сторону. Темные Джедаи позволяли «коням» нести бесконтрольно.
Анакин выступает примером того, куда можно унестись, если совсем не включать мозги и руководствоваться исключительно разгулявшимися эмоциями. Его пример в новой трилогии выступает в качестве весомого аргумента в пользу джедайского Кодекса, запрещающего любые чувства. Однако… Люк тоже позволяет себе жить страстями, испытывает чувства и никак не пытается их подавлять. Но – в этом его второе важное отличие от отца (кроме мудрости) – он не позволяет эмоциям руководить собой. Он их повелитель, а не раб.
Похоже, что Люк был первым, кто подчинил свои чувства и стал благоразумно пользоваться преимуществами, которые они давали. В приступе ярости он раскрошил Вейдера, но не дал чувству развиться, заставил его погаснуть, как только решил поставленную задачу. Он шел в атаку, используя Силу (вспомнить хотя бы Джаббу), но всегда видел момент, когда надо остановиться.
Оби-Ван тоже однажды испытал приступ ярости в бою, однако его спасло падение в бездну: пока он висел, обезоруженный, зацепившись за карнизик, у него было время взять себя в руки. Поэтому мы так и не узнали, смог бы он остановиться. Больше ярких вспышек эмоций он себе не позволял. Квай-Гон был умен, своенравен и добр к окружающим, но ни разу не проявил сильных чувств. Йода настолько хорошо избавился от эмоций, что когда Анакин пришел к нему за утешением и помощью, Йода вообще не способен оказался понять его, войти в положение и дать по-настоящему дельный совет. Со стороны Ситов, Граф Дуку не показывал особо ярких эмоций, выглядел как трезвомыслящий человек, однако его спокойное и даже радушное отношение к идее «всех убить» наводит на мысль, что ненависть руководит им, а не наоборот.
На полное незнание эмоций указывает и пессимизм старых Джедаев в отношении перебежчиков. По их мнению, если повелся на поводу эмоций, особенно ненависти, назад пути быть не может. Лишь человек, который сам испытывает нечто подобное, но не ведется, может знать, что эмоцию можно взять под контроль, даже однажды дав ей волю.
Момент Х для Люка: он приставляет меч к груди Вейдера. Проверка, действительно ли так сильны в нем качества, которые позволили ему так быстро подняться в роли вершителя судеб Галактики. Если он убьет, он станет Темным Джедаем, «одним из» в истории Далекой галактики, инструментом в руках старых и опытных Мастеров, которым манипулируют и с помощью которого добиваются каких-то своих целей. В общем, ничего из ряда вон выходящего, и безличная сила истории в очередной раз покажет свое господство над судьбами Далекой галактики. Но если он сумеет остановиться, он не просто сделает то, что Старые Джедаи считали невозможным, то есть не поведется на поводу эмоций, испытав их; он станет властен над своим «я» (хотя «властен» - не совсем подходящий термин, так как власть как таковая в ее традиционном понимании никогда не интересовала Люка) и перестанет быть рабом событий. Это не что иное, как сатори. И Люк, таким образом, достигает Просветления в бою.

21. У Вейдера тоже случился свой момент Х, и в этот момент Вейдер по-настоящему подумал, всего один раз в жизни: когда Император убивал Люка.
Ну уж зато подумал так подумал. Он вспомнил всю свою жизнь. Он вспомнил все возможности, которые перед ним открывались и которые он сам уничтожал, все несчастья и ужасы, которые он сотворил. Он выявил все причины и проследил следствия.
Он осознал всю ложь Императора; осознал, что сладкоголосый Император не принес ему мира и процветания, счастья и вечной жизни, которых наобещал, а принес лишь гибель ближним и тиранию Галактике. И так оно и будет в дальнейшем, если Император сейчас останется жить, а Люк умрет.
Вейдер думает:
«Люк сделал то, чего не смог сделать я. Он не послушался Императора. Он – возможность действительно навести порядок в Галактике. Он – будущее, которого я сам себя лишил. А Император – прошлое, на которое я сам себя обрек».
И тогда Вейдер уничтожает своё прошлое вместе с Императором, ради будущего, на которое уже не имеет права. Ему уже плевать, что прошлое въелось так глубоко, заняло такую большую часть жизни, что вместе с ним он убивает и себя самого.
Иногда для спасения себя приходится пожертвовать собой.

22. Именно благодаря просветлению, Люк одерживает победу настоящую, гораздо большую и ёмкую, чем банальный чисто физический разгром Вейдера и чем возможное убийство Императора. Он побеждает Вейдера духовно, своим примером достучавшись до него и убедив, что можно в любой момент взять верх над ненавистью; побеждает Императора, не только не примкнув к нему, но и отобрав у него Вейдера; побеждает и Йоду с Оби-Ваном, убежденных, что одержать верх над Императором и Вейдером можно, лишь убив их физически.
Не ненависть, а контроль над ненавистью сделал его по-настоящему могущественным.
И так, он остается Последним Джедаем; но не Светлым – так как живет с эмоциями, приключениями, привязанностями и симпатиями, но и не Темным – потому что не позволяет ни эмоциям, ни привязанностям, ни симпатиям контролировать себя. Назовем его Дзен-Джедаем.

23. в связи с этим приходится отменить большую часть фанфикописания, в котором повылезали невесть откуда взявшиеся Джедаи, начались хождения со Светлой стороны на Темную и обратно, шекспировские страсти, Новые Ордены и Новые Кодексы и прочие мыльные оперы.
Во-первых, неизвестным науке Джедаям в Далекой галактике взяться неоткуда. Джедайский дар, по всей видимости, явление редкое, и все его обладатели, тем более тренированные, должны состоять на учете в одном из двух Орденов. Император не допустил бы конкурентов по Ордену Ситов, а уничтожение Ордена Джедаев готовил сам лично и так долго и тщательно, что вряд ли пропустил бы хоть одного; Йоде и Оби-Вану удалось выжить лишь благодаря чистой случайности и везению. Порой кажется, что именно уничтожение Ордена Джедаев и есть сверхцель Императора, которой он руководствовался, заваривая всю остальную кашу с Войнами Клонов и созданием Империи.
Во-вторых, Дзен-Джедая невозможно заманить ни на Темную сторону, ни на Светлую. Он уже однажды это проходил, и возвысился над этим. И учеников своих он не будет учить Светлой стороне в ее первозданном, доимперском виде. И никаких Кодексов не станет им навязывать, чтоб всё было по совести, а не потому, что «один умный и могучий дяденька однажды сказал, что вот это хорошо, а это плохо». Весь кодекс Нового Ордена будет состоять максимум из двух «заповедей»: «Познай дзен» и «Познав дзен, ты сможешь всё».
Tags: джедаизм, кинематограф, трактат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments