September 23rd, 2016

Полотенчик

(no subject)

ну и сон мне сегодня приснился оО
Во-первых, в этом сне взорвали Петербуржскую телебашню, которую во сне почему-то называли Гагаринской башней. Сам момент взрыва я не видела, просто вдруг все вокруг об этом заговорили, а потом я увидела панораму города, в которой башни, действительно, уже не было.
Во-вторых, я находилась где-то за чертой города, в неком куртуазном центре из стекла и бетона, и смотрела через огромное витринное окно, изучая дали питерских окраин. Очень-очень далеко за домами-высотками была видна ТЭЦ и ее градирня. Из градирни в небо поднимался гигантский столб то ли дыма, то ли пара. Поднимался прямо вертикально и упирался в облака. Потом дым повалил с совершенно невозможной скоростью, стал черным, и его туча потекла по земле, несясь в мою сторону. Уже на полпути, или даже меньше, в ней разверзлась круглая пройма высотой до неба, с идеально ровными краями, и по ее периметру носились клочья туч. Чтоб не путать с ураганом - ураган смотрит в небо, его глаз открывается вверх, а это кольцо стояло вертикально, на ребре, и сквозь него снова стало видно даль. Вся эта облачная конструкция исторгала черные лучи (не спрашивайте, как такое может быть) и стремительно приближалась. Вот она уже миновала ближайшую группу домов, которые, впрочем, находились неблизко, за то ли лесом, то ли парком...
Потом я оказалась на Неве, сплавляясь по ней в сторону Петербурга. У меня было какое-то плавсредство, то ли плот, то ли пароход - я совершенно не запомнила, потому что мое внимание было сосредоточено на другом. Надо было искать улики. Видимо, это было связано со взрывом телебашни. Я внимательно смотрела на воду - видимо, не спрашивайте почему, улики должны были быть там. Вдруг собака, которая. как оказалось. плывет рядом со мной, нырнула и с глубины метра три достала пятисантиметровый войлочный шнурок выцветшего голубого цвета. Я достала бумажник, открыла, и в нем оказалось еще два таких же шнурка, только насыщенного темно-синего цвета. Я сказала: "Ага! Теперь их у меня три!" Возникло ощущение, что это как-то связано с событиями прошлых снов, хотя и не запомнившихся, и что это действительно важно.

Потом я проснулась.
acantharia

примордорское опустошение

Фродо озирался с ужасом. Страшной, как Мертвые болота, иссушенной, как Номанские Пустоши, еще более отвратительной выглядела страна, которую наползающий день медленно являл его утомленным глазам. Даже до Озера Мертвых Лиц мог бы добраться какой-нибудь заморенный призрак зеленой весны; а сюда никогда не придет ни весна, ни лето. Здесь не было жизни, даже прокаженной поросли, питающейся гнилью. Задыхающиеся лужи присыпало пеплом и растекающейся грязью болезненного бело-серого цвета, будто горы стошнило содержимым их внутренностей на окружающие земли. Высокие завалы битого в щебень камня, большие кучи земли, паленой, запятнанной ядом, громоздились, как непристойное кладбище, бесконечными рядами, медленно проступающими в неохотно разгорающемся свете.