June 10th, 2016

acantharia

о научном языке

Характерной чертой научного знания является его общедоступность.
Наука - занятие коллективное. Изыскания одного ученого должны быть понятны другим, чтоб любой другой человек мог ознакомиться с его трудами и при необходимости проверить результаты. Для этого надо описать 1) что изучалось, 2) как изучалось, 3) какие получились результаты. Всё это должно быть описано так доходчиво, чтоб любой человек мог по этому описанию пошагово повторить работу. Если он, в точности повторив работу, получит такие же результаты, тогда и только тогда знание можно считать объективным.
Без общедоступности научного знания нельзя говорить о его объективности, так как одно следует из другого.

Считается, что именно общедоступность отличает современную "настоящую" науку от протонауки древности, от всяких алхимиков и мудрецов, знание которых было тайным - прерогативой немногих избранных, сознательно скрываемой от широкой общественности. Однако и в наш век, в пику декларируемой общедоступности, ученая братия изыскала способ утаить свою мудрость от народа: имя ему - научный язык.
Номинально научную работу может прочитать любой желающий, но фактически написана она таким языком, что никто, кроме специалистов, долго и мучительно получавших подготовку, не сможет ее понять. Щасс, кажется, сложились такие правила научной этики, что чем мудренее изложено, тем лучше. Общепонятные, общепринятые выражения заменяются нагромождениями специальных терминов, значение которых не разъясняют, потому что какбэ "специалисты их и так знают, а неспециалистам и так не надо". Синтаксис с переподвыподвертом, потому что какбэ "это не важно, важно другое, содержание-а-не-форма".

И это резко обесценивает такие знания. Потому что когда знание является достоянием небольшой горстки людей, оно исчезает вместе с ними. Преемников в дело не заманить, потому что потенциальным преемникам надо разъяснить суть дела, чтоб их заинтересовать, а суть дела разъясняется на таком языке, что те не понимают ни слова. Откуда ж у них взяться интересу? Потенциальные поклонники тоже разбегаются кто куда. В те области культуры, где принято выражаться яснее и еще иллюстрировать красивыми картинками для наглядности. В религию, например. Да даже самим ученым, черт возьми, становится скучно: доклады слушать невозможно, статьи читать невыносимо - круги профессионального общения сужаются до штучных экземпляров коллег, занимающихся той же самой темой.

Надо, короче, учить ученых литературе.