June 21st, 2015

acantharia

Китай-2

Прошел год, и я снова в Гуанчжоу. Только в прошлый раз тут была весна; а сейчас тут лето. Температура воздуха +35-37. Об этом нам поведал самолет после посадки. "Dear passengers, welcome to Guangzhou. Temperature outside is thirty five degrees". Правда, я услышала 35, а мои коллеги - 37. Но мне почему-то кажется, что при такой жаре +/- 2 градуса - это уже не важно. Воздух, как в сауне, ветер горячий, солнце жарит чуть ли не в прямом смысле. Предметов, долго пробывших на солнце, невозможно касаться. Над взлетно-посадочной полосой миражи. А в самом городе безлюдно. Ну, насколько может быть безлюдно в китайском городе субпровинциального значения с 13-миллионным населением. Большинство уличных лавочек закрыто. Ананасами на палочке не торгуют. Подозреваю, люди прячутся от пекла.
Везде всезохавывающая биологическая зелень. Много цветов - диковинных и ярких. Впрочем, не так много, как можно было бы ожидать. Думаю, дело в том, что тут нет ярко выраженной сезонности по температуре, и растения могут цвести круглый год, была бы вода.
Кстати, касательно воды. В апреле над городом две недели напролет - сколько мы были тут - стоял густой, беспросветный смог. Сейчас его нет, и в небе, как в Амазонии, летают компактные грозовые облака. Ливней пока не было, но вчера пару раз припускал кратковременный дождь. Так что, видимо, апрельский смог был вовсе не смог, а такие полупрозрачные тучи. А сырость воздуха, по ощущениям, тогда была выше, чем сейчас.
И птиц пело больше, чем сейчас. В тот раз меня прямо таки поразило непривычное песенное окружение. Хоть отдельные виды я и не узнаю по песне, но общая разница между нашим птичьим хором и тутошним сходу жахнула по мозгам. Сейчас, кажется, в городе тише.
Зато фрукты! Мы и в прошлый раз объедались, но, похоже, тогда это были только первые ласточки, еще не дозревшие до той кондиции, до которой они способны дойти в этих краях. А сейчас это фантастика. Нет слов, чтоб описать всё великолепие этих плодов. Поэтому я не буду их описывать. Всё равно те, кто не бывал в тропиках и не ел этого, не сможет представить. А те, кто бывал и ел, не нуждаются в описаниях.