December 4th, 2014

acantharia

Only lovers left alive. Deleted scenes

deleted scenes простимулировали еще рах поговорить об этой фильме.
Для тех, кто смотрел.
Фильм ни о чем, хотя у него были хорошие шансы быть о чем-то.
О чем-то фильм был бы, если герой Хиддлстона в конце отказался убивать ради пропитания и умер от голода.
Вот он весь фильм ходит такой мрачный, безрадостный и безжизненный… но его можно понять. Если бы меня заставили тысячу лет сидеть в кромешной тьме, не видя солнечного света, и питаться одной какой-то солоноватой гадостью, от которой у меня случались необъяснимые приходы, я бы, наверно, тоже впала в непреходящую депрессию. Однако этот персонаж более жизнелюбивый, чем его дамочка – хотя показаться может наоборот, поскольку именно в уста дамочки вложены рассуждения о прелестях жизни.
Что-то подсказывает, что именно дамочка обратила обоих своих кавалеров, и в итоге обустроилась, видимо, на пределе своего желаемого: мужики есть, зачотные, поэзия есть, разнообразная, приходы есть, она от них явно кайф ловит, и вот она сидит себе, обложившись книжками, учит языки, читает поэзию, и периодически вызывает своих мужиков для секса, когда приспичивает. Этих развлечений ей достаточно; она вполне удовлетворенная и больше, кажется, ничего не хочет. Чего не скажешь про героя Хиддлстона: его явственно не удовлетворяет существующее положение дел, он, надо полагать, хочет более разносторонней жизни – а это невозможно, из-за чего он и погружается в чОрную-пречОрную депрессию. Тильдасуинтон, конечно, списывает его состояние на каких-то таинственных обидчиков из прошлого (ага, это были Троица Воинов и леди Сиф), однако…
Кто-то из сладкой парочки предложил когда-то переключиться с убивания людей на донорскую кровь из больничек, и мне почему-то кажется, что Томхиддлстон со всеми этими его рассуждениями об ужасах мира и тоской по чему-нибудь доброму и прекрасному больше подходит на роль автора подобной идеи, нежели мертвая-и-довольная Тильдасуинтон. Недовольные более склонны нарушать статус-кво, нежели довольные.
Хотя нет, стоп. В те времена, когда решение было принято, всё могло быть наоборот: Тильдасуинтон могла быть недовольна и депрессивна, а Томхиддлстон – доволен и тем счастлив. Хрен их знает, никакой предыстории нам в этом фильме не дано.
Но… есть ведь и другие указания.



Вот он сидит и до потери пульса смотрит телек про жизнь днём. Потом вдруг получает солнечный ожог, раздражается, предпринимает шаги к устранению угрозы… а вот тут мне почему-то кажется, что органичным завершением сцены, да и всего фильма, было бы распахивание занавесок и сгорание заживо во внезапном страстном порыве еще раз увидеть солнце. Он же уже грузился суицидальными мыслями буквально недавно! Он в нестабильном состоянии, доведенный до ручки, и буквально любая мелочь может сейчас «спустить курок» - а тут то самое солнце, которое запрещено, но которое он так долго вкушал по телеку...



А тут халявный обед сам пришел и подался на блюдечке с золотой каемочкой; и вот он «ест» обед голодными глазами, но вместо того чтоб взаправду заслуженно слопать хотя бы кого-нибудь из взрослых в наказание за вторжение без спросу, он падает в обморок на постельку, и, уткнувшись носом в подушку, позволяет обеду безнаказнно свалить. И это вот он потом будет лопать ни в чем не повинную сладкую парочку, которая просто шла мимо? Да нифига.
Гораздо органичнее смотрелось бы, если бы он сказал своей дамочке: «Извини, дорогая, но я больше не могу никого съесть. Не стоит оно того». И пусть потом дамочка увивается вокруг него, рассказывая о прелестях жизни в отчаянной попытке убедить, что оно того стоит. Мы-то уже, как и он, к этому моменту понимаем, что ТАКОГО оно все-таки НЕ стоит, тем более что большей части пресловутых прелестей эти двое лишены.
acantharia

(no subject)

А я зато не знаю, кто такой Джейсон Стетхем. Если посмотреть фильмографию, то я, кажется, кое-какие фильмы с его участием видела, но он настолько не произвел впечатления, что я даже не могу вспомнить, как он выглядит и кого в этих фильмах играл.