August 30th, 2014

acantharia

компьютеру не понять

компьютерный анализ и оценка красоты человеческого лица
Collapse )
млин, моя душа тихо попискивает изпацтула, дрыгая ножками XD

Вспоминается С.Снегов:
конструкторы использовали в мыслящих машинах лишь одну особенность человеческого мышления: способность рассуждать, способность выводить следствия из причин, то есть строить логическую цепь. Каждое разветвление логической цепи дает один вариант оценки ситуации. Но мышление человека не исчерпывается этим. И в трудных ситуациях узость машинного мышления грозит крупными неприятностями.
Я привел такой пример. <...> Мы увидели пейзаж города и восклицаем: "Как красиво!" Но машине, чтобы точно восстановить наше восприятие, нужно перечислить все здания, все улицы, все деревья, все облака над улицами, а в каждом здании описать его архитектурную красоту и историческое значение, и начать с кирпичей, с красок стен, с перекрытий, с фундамента и еще черт знает с чего, и тогда красота, которую мы постигаем мгновенно, будет достигнута в качестве нескорого результата бесчисленного ряда сопоставлений и совпадений - венцом безмерной цепочки причин и следствий.

Снегов забыл добавить, что даже в этом случае машина уяснит лишь, что данный конкретный пейзаж люди считают красивым, но не усвоит абстрактного понятия-ощущения красивого и не сможет воспроизвести оценку "красиво/некрасиво" относительно других пейзажей.

Человеческий мозг действительно приводит совсем другое сравнение и совсем дугой результат оценки
Collapse )
*лично мой моск при этом бурчит себе под нос, что на картине изображен нифига не Эрос, а Амур, а картина эта называется "Похищение Психеи", но...* вот что схвачено точно, что эта морда лица в своей нежной юности могла бы работать натурой для знатных живописцев XVI-XIX вв, ибо любили они эти большущие глазки, взъерошенные кудри, тонкие гуппки, длинные носики и скуластые щечки :))
acantharia

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ (Ц)

Пересмотрели "Малефисенту".

Стефан мог убить Малефисенту, но не убил. Тут надо, конечно, сказать, что если уж решил быть задницей, то будь задницей до конца, и чтоб без сантиментов: покалечить может быть еще и хуже, чем убить, так что нечего корчить из себя доброго и великодушного - либо делай на все 100, либо не делай вовсе... Но всё-таки он её не убил... Что-то у него в душе шевелилось.
Однако самым сильным моментом по части Стефана является то, что он опустился на колени, умоляя не причинять вреда его дочери. Обратим внимание, с каким неодобрением и даже презрением смотрели на него придворные; и что королева даже не пыталась сделать ничего подобного, хотя она - мать - должна была первая, не раздумывая, броситься на колени, ударить головой в пол и умолять. Опускаться на колени в присутствии всего двора и королевы, когда еще свежа память о предыдущем короле, который "не пляшет под дудку двурогого эльфа", для Стефана, возможно, было самой страшной карой, тем не менее, Стефан смог сделать это ради дочери.
Дальше он, очевидно, просто спятил от собственной совести и от переживаний за дочь. Ну то есть он прекрасно сознавал собственное малодушие, и что это малодушие было роковой ошибкой. Он буквально съел себе мозг мыслями о том, что надо было либо идти до конца, либо не идти вовсе. То, что он начал беситься, вместо того чтоб сходить попросить прощения, следует списать на то, что он был уже сильно безумен и глубоко неадекватен.

Малефисента, безусловно, имела полное право на месть, и это было справедливо; однако ее ошибка состоит в том, что она направила свою месть на непричастного человека. Если бы она в качестве мести оторвала Стефану кое-что, инцидент был бы исчерпан и остался между ними двоими.
Однако Малефисента сама свою ошибку осознала, сама от нее пострадала и сама же сумела исправить.
Интересно, что если бы Стефан не стал ее умолять, она бы проклятие не смягчила, и не было бы у нее тогда возможности всё исправить.

Файнлбаттл крайне правилен в том смысле, что Малефисента с Диавалем вдвоем все-таки проигрывают толпе подготовленного народа. Главной их целью в баттле является не замочить как можно больше (лучше - всех) козлов, а просто смыться. Стефана она не убила и даже не стремилась к этому. Стефан убил себя сам, пытаясь убить ее.

И все-таки американцам надо всерьез заняться переосмыслением значения слова "злодей". Уж очень легко они лепят ялык "злодей" на всяких личностей, которые всего-то одеваются в черное и бегают по потолку с сердитым лицом.