December 26th, 2013

acantharia

Тауриэль

Зато Тауриэль, как и было предсказано, опечалила мои глаза.
Правда, в отличие от Лив Тайлер и Кейт Бланшетт из ВК, она меня хотя бы не бесит.
Но девица-то некрасивая. Я понимаю, не могут все эльфийки и Средиземье быть ослепительно прекрасными, должны быть и обыкновенные женщины, пусть и эльфийской породы. Но беда в том, что ПЖеевское Средиземье до сих пор не знает ни одной ослепительно прекрасной женщины. Хмм... такое чувство, что в кино вообще нет прекрасных эльфийских женщин...
acantharia

(no subject)

как там сказанул Один:
Один: Ты нисколько не раскаиваешься в содеянном? Где ты, там везде война, разруха, смерть.


невольно вспомнилось:

- Я приветствую тебя, - сказал король. – И, наверно, ты ожидаешь тёплого приема. Но, по правде говоря, вряд ли ты тут желанный гость, Мастер Гэндальф. Ты всегда был глашатаем горя. Несчастья следуют за тобой, как воронье, и чем дальше, тем хуже. Я не стану обманывать тебя: когда я узнал, что Скадуфакс вернулся без всадника, я порадовался возвращению коня, но ещё больше – отсутствию всадника; и когда Эомер принёс весть, что ты, наконец, покинул нас навсегда, я не оплакивал тебя. Но вести, пришедшие издалека, редко оказываются правдивы. И вот ты снова здесь! И с тобой, вестимо, явилось зло ещё хуже прежнего. Так почему я должен приветствовать тебя радушно, Гэндальф Буревестник? Скажи мне.
Он медленно опустился в кресло.
- Справедливы ваши слова, государь, - подхватил бледный человек, сидевший на ступенях престола. – И пяти дней не минуло с тех пор, как пришла горькая весть о том, что Теодред, ваш сын, пал на Западных Рубежах: ваша правая рука, Второй Маршал Марки. Эомеру нельзя доверять. Дорвись он до власти – тут не осталось бы людей для охраны ваших стен. А сейчас Гондор извещает нас, что на Востоке поднимается Тёмный Властелин. Именно в такой час этот бродяга решил вернуться. И впрямь, с какой стати нам приветствовать тебя, Мастер Буревестник? Нарекаю тебя лацспелл, Вестник Зла; а, как говорится, злые вести означают дурного гостя.
Он мрачно усмехнулся, приподняв на миг тяжелые веки и устремив на пришельцев тёмные глаза.
- Тебя почитают мудрецом, мой друг Червеуст, и ты, без сомнения, служишь твердой опорой своему господину, - Гэндальф остался невозмутим. – Но разве одни лишь служители зла приходят с дурными вестями? Быть может, их приносит тот, кто уходит, когда всё хорошо, и возвращается, чтоб принести помощь в час бедствия.