July 14th, 2010

acantharia

(no subject)

поскольку священная война, разожженная темой любви и секаса, не утихает, то позволю себе еще высказывание.

Непосредственной причиной холивара явился фрагмент литературного произведения, приведенный вот здесь: http://acantharia.livejournal.com/448883.html?thread=3057523#t3057523, а потом здесь http://makaka153.livejournal.com/147063.html Участники диспута разделились строго надвое - одна половина признала фрагмент "отвратительно физиологичным" или, жестче, порнографическим, другая половина "сентиментально прекрасным" и обиделась на первую половину. Поскольку "сентиментальная" половина не может усмотреть в тексте физиологию и секс, покоробившие вторую половину, то я объясню, где конкретно в тексте физиология. И почему это секс, а не любовь.

Улицкая пишет: "она расстегивала кофту, вытягивала отвердевшую к утру грудь, дважды нажимала на сосок, и две длинные струи падали в цветастую тряпочку, которой она обтирала сосок. Девочка начинала ворочаться, собирать губы в комочек, чмокать и ловила сосок, как маленькая рыбка большую наживу. Молока было много, оно шло легко, и кормление с маленькими торканьями соска, подергиванием, легким прикусыванием груди беззубыми деснами доставляло Соне наслаждение".

А можно было написать, например, как-то так: "Она расстегивала кофту, вытягивала грудь и прижимала дочу к себе. Девочка начинала ворочаться, собирать губки в комочек и ловила грудь, как маленькая рыбка большую наживку. Молока было много, оно шло легко, и кормление доставляло Соне радость".

Чувствуете разницу? Огромное, просто запредельное количество подробностей, причем подробностей интимного плана.
Улицкая так долго и тщательно описывает грудь, что концентрирует внимание на ней, а не на молоке, и заставляет представить ее во всех подробностях. Может, я чего-то не так воспринимаю, но мне кажется, что представшая перед внутренним взором во всей красе пышная и сексуальная грудь должна возбуждать в нас мысли не о предстоящем кормлени, а кое о чем другом.
Далее. Такое же подробное и долгое описание движений и ощущений в груди. "С маленькими торканьями соска, подергиванием, легким прикусыванием груди беззубыми деснами"... Опять же, настолько подробно, что вновь заставляет забыть о кушающей девочке и в красках представлять физиологические удовольствия, испытываемые в этот момент женщиной.
И последнее слово - "наслаждение". Слово, носящее слишком "плотский" оттенок, особенно в контексте предыдущих картин. В принципе, его можно и оставить, однако можно было бы вместо него написать "радость" - это лучше отразило бы именно духовную составляющую процесса.

Далее Улицкая пишет: "наслаждение, которое непостижимым
образом чувствовал муж, безошибочно просыпаясь в это предутреннее раннее
время. Он обнимал ее широкую спину, ревниво прижимал к себе
"
Кто когда-нибудь спал с мужчинами, знает, как именно мужчина прижимается к женщине рано по утру. А потому, опять же, мысли в этот момент должны возникать не платонические.

и наконец: "тело ее молчаливо и радостно утоляло голод двух драгоценных и неотделимых от нее существ". Тут, по-моему, комментарии излишни. Не говоря уже о том, что утолять "голод" мужчины, одновременно с этим утоляя голод ребенка - это по меньшей мере неудобно для всех троих участников.