December 22nd, 2008

acantharia

еще раз об искусственном продлении жизни

Посматриваю френд-ленту, вспоминаются давнишние разговоры на тему эвтаназии и искусственного продления жизни (http://acantharia.livejournal.com/96201.html и http://acantharia.livejournal.com/80561.html).
Задумываюсь о том, что нет ничего страшнее врожденного генетического заболевания. Это какое-то злое, циничное издевательство надо всеми - над ребенком, над матерью, над обществом, над государством и религией. Человек сразу рождается смертником, которому заведомо не дано тех лет 60, которых цивилизация может дать всем остальным людям; вместо этого цивилизация дает ему очень медленную, очень мучительную, очень изощеренную смерть, которая начинается с момента рождения. И никто не может этому воспрепятствовать: сам человек еще слишком мал и несознателен, чтоб решать такие вещи, родителей связывает закон, закон связывают традиции и морали, общественные резонансы и прочее-прочее. Все вынуждены принимать участие в этом инфернальном балагане, который называется "лечение больного". Это же ведь не лечение, поскольку оно не избавляет от болезни!
Думаю о волонтерах-благотворителях, добрых душах, сердобольных сочувствующих, созерцаю с горькой иронией их напрасные метания в попытках спасти таких больных, и думаю о том, что грозные слова типа "генетический дефект", "системное наследственное заболевание", "терминальная фаза" им ничего не говорят. Они борются до последнего с тем, что предрешено и чего нельзя предотвратить. Молятся за "тяжелоболящих"... интересно, о чем просят в таких молитвах, если медицина бессильна? Они пытаются спасать тех, кого невозможно вернуть, а потом искренне переживают, что не удалось спасти...
У них есть... эстель? Вера в чудо? У меня эстели нет. И потому я погружаюсь в раздумья: а что же следует, действительно, делать в таких ситуациях? Прихожу к выводу, что разумных и добрых выходов нет, поскольку брать на себя ответственность за смерть детки никто не станет, но смотреть, как детка годами угасает, и своими руками растягивать его агонию, чуть ли не более чудовщно. И снова все упирается в то, что то, что раньше должно было случиться за неделю-другую, благодаря современной медицине растягивается на месяца и годы.
Возможно, ответ в том, что умирающих надо не лечить, а утешать, и облегчать страдания. Умирающим надо не антибиотики покупать, а (прошу прощения у моралистов) наркотики. Надо их примирить и самим примириться с мыслью о неизбежном и помочь им и себе с честью всретить это.