January 13th, 2007

acantharia

социология с точки зрения классического биолога


Взаимоотношения биологии и гуманитарных дисциплин, в первую очередь социологии, отчетливо напоминают мне соперничество птолемеевской и коперниковской систем в науке середины предыдущего тысячелетия.

Птолемеевская система возникла благодаря эгоцентризму человечества, уверенного в своей исключительности и превосходстве над всем остальным сущим. За свое место в центре мироздания человечество цеплялось 1500 лет, погрешности системы компенсируя ее усложнением и введением дополнительных правил. Кризис птолемеевской системы возник, когда она усложнилась до абсурда, количество хрустальных сфер превысило семь десятков, а ее практическое применение по-прежнему давало сбои. В отличие от своих предшественников, Коперник пытался создать логически простую и стройную планетную теорию. В отсутствие простоты, стройности, системности Коперник увидел коренную несостоятельность теории Птолемея, в которой не было единого стержневого принципа, объясняющего системные закономерности в движениях планет.

Теперь подставим на место системы Птолемея социологию, а на место теории Коперника - биологию. Помещение человека в один ряд с животными так же, как когда-то гелиоцентрическая ситема, вызывает отторжение у большинства людей. Для них оскорбительно приписывание животным "исконно человеческих" свойств, таких как, например, культура, или же объяснение человеческой деятельности серез механизмы функционирования высших животных.
Тем не менее, университетский курс биологии с углубленным изучением зоологии позвоночных и ознакомление с основами социологии убедили меня, что человек всецело функционирует по законам, отработанным в ходе эволюции у высших животных, и его отличия от братьев "меньших" при всей видимой грандиозности на самом деле ничтожны и заключаются, по моим наблюдениям, только в способности фиксировать информацию на внешних носителях, что и позволило развить культуру до нынешнего уровня. Изучение человеческого общества в рамках этологии (наука о поведении), а не социологии, более научно и убедтельно, во-первых потому, что появляется общая парадигма; во-вторых, повляется возможность сравнения с другими сходными объектами (строго говоря, изучать уникальное явление научными методами невозможно в силу отсутсвия проверки и сравнения); в-третьих, поведение объясняется более простыми схемами, а в науке простое решение всегда более предпочтительно. Кроме того, мы с luse_1 заметили, что все открываемые в социологии законы повторяют другими словами уже открытые в биологии.
К сожалению, убедительно все это зазвучит только в случае подкрепления курсом этологии, но он весьма объемен и в лучшем случае заслуживает отдельного поста, а в худшем - монографии. Но должна сказать, что жизнь животных выходит за рамки демонстрируемых по каналу "Нейча" историй о поисках пропитания и спариваниях и является несколько более интеллектуальной и сложной. Не верьте телевизионщикам! Животные - не машинки, нашпигованные рефлексами. Они подвержены тем же переживаниям и душевным метаниям, что и люди. Это в конце позапрошлого века считалось, что разумность человека проявляется в наличии у него чувств и эмоций; в наши же времена утвердилось мнение, что наоборот - разумность проявляется в способности подавлять проявления инстинктивного. И далеко не все люди умеют это делать.