September 2nd, 2006

acantharia

Первое сентября

видно, она комплементарна ночным биоритмам моего мозга . Иначе не могу объяснить, почему каждый раз ночью у меня в наушниках звучит вкрадчивый голос Тило.

Вот и закончилось лето в Питере - дня три назад закончилось. Внезапно погода переменилась: с Атлантики налетели классические для Питера низкие свинцовые тучи, и из них заморосил такой же классический затяжной дождичек. И еще тучи принесли осенний воздух, начало потихоньку холодать. Дождь смыл летнее легкомыслие, что удивительным образом наложилось на начавшийся учебный год - город внезапно наводнился посерьезневшим лицами: школьниками в парадной форме, студентами и народом вернувшимся из отпусков. Лето закончилось вдруг: только что было лето, а уже стала осень.
Мозг начинает судорожно перенастраиваться на новую схему работы. Вот, например, сегодня в честь первого сентября он принял решение съездить в университет на разведку. Однако ж совместить это благое намерение с летней привычкой функционировать по ночам оказалось не так то просто. Едва продрав глаза в пятнадцать минут одиннадцатого (вместо запланированной половины десятого), я все таки собралась и отправилась на кафу. К счастью, попутно выяснив, что не только мой мозг столкнулся с подобными затруднениями: все друзья-подружки прибыли в универ с тем же часовым опозданием, так что я даже оказалась одной из первых.
Да и вся университетская братия, похоже, в этот знаменательный день функционирует сходным образом. На кафедре я нашла всего двух человек - лаборанта Илью и Владимира Батьковича (занимаемая должность так же не известна). Они сидели и, попивая чаек, взахлеб делились историями о минувшем лете - экспедициях, поездках, погоде, лесных пожарах и т.д. Показавшись в дверях лаборантской, я немедля получила приглашение почаевничать, подкрепляемое железно-логичным заявлением: "Какое расписание 1 сентября? За ним приезжайте недельки через две...". И вот мы уже сидим втроем. Постопенно начал стягиваться кафедральный народ: чье-нибудь удивленно-любопытное лицо появлялось в дверном проеме, раздавались радостные приветствия, и еще одна кружка наполнялась чаем. Вскоре компания уже настолько выросла, что начала растекаться по другим помещениям кафедры, оставив лаборантскую в распоряжении лаборантов и новоиспеченных магистров. Люси притащила воздушные шарики, развешенные нами на шкаф и вызвающие удивленно-веселые комментарии у появляющихся людей. И повсюду царила почти праздничная атмосфера единения и одушевления.
Вот так, за чайком и встречами, прошел первый трудовой день нового года.